Закрыть
Вход
Забыли пароль?
Зарегистрироваться
Войти как пользователь:

Если вы зарегистрированы на одном из этих сайтов, или у вас есть учетная запись OpenID, вы можете войти на Lokomotiv.info, используя имеющийся аккаунт.

Если у вас уже есть профиль на Lokomotiv.info, вы можете “привязать” к нему по одному аккаунту с каждого из представленных сайтов. Выберите сайт и следуйте инструкциям.

Если вы зарегистрированы на других сайтах, авторизуйтесь по протоколу OpenID:

Войти по регистрации на Lokomotiv.info:
Забыли пароль?
Зарегистрироваться
  Блоги   | Гостевая | Люди | Библиотека | Прогнозы | Мозаика | Картинки | Подписка
 
Библиотека




 

Публицистический сборник "Локомотиву - 50"

Гребля



ГРЕБЛЯ

Развитие гребного спорта в обществе практически началось после войны. Боевое крещение немногочисленной эскадры железнодорожников состоялось в 1948 г., на Волге, у Астрахани. Погожими осенними днями здесь прошли гонки шестого лично-командного чемпионата СССР по гребле на байдарках и народных судах. Дебют был вполне успешным, в командном зачете локомотивцы заняли высокое 6-е место, оставив позади восемь коллективов. Этот результат обеспечили гребцы всего лишь одного города - Саратова. Особо удачно выступили байдарочник В. Кабаняев, завоевавший бронзовую медаль в гонке на 10000 м и женская двойка в гребле на 1500 м на народных судах Л. Куранова - A. Кудасова, ставшие серебряными призерами.

Саратовцы и их лидер B. Кабаняев достойно представляли "Локомотив" еще несколько лет. На чемпионате страны 1950 г. Кабаняев повторил свой "бронзовый" успех, с той лишь разницей, что в этот раз призером регаты стал со своим товарищем по двойке О. Каштановым.

В связи с приближением XV Олимпийских игр, где должны были дебютировать советские спортсмены, интерес к гребле в обществе резко возрос. Создаются секции на Юго-Западной железной дороге, а также Прибалтийской, Молдавской и др. В начале 1952 г. в Киеве, на берегу Днепра, взметнулся флаг ДСО "Локомотив". Инициатором создания секции стал действующий гребец Николай Костюченко. Этот энтузиаст внес огромную лепту в укрепление базы гребцов, воспитание мастеров высокого класса, становление целой школы байдарочников и каноистов. В 1966 г. Николаю Петровичу Костюченко было присвоено звание заслуженного тренера республики, а через четыре года он стал и заслуженным тренером СССР.


Заслуженный тренер СССР Николай Петрович Костюченко

Один из родоначальников гребли на байдарках и каноэ в "Локомотиве" заслуженный тренер СССР Николай Петрович Костюченко


Однако после первых успехов железнодорожников на всесоюзных регатах эскадра под флагом "Локомотива" стала заметно отставать от флагманов. Невысокие скорости объясняются нехваткой хороших лодок, неустроенностью баз, проблемой опытных тренеров. Были, конечно, отдельные сильные гонщики, которым даже удавалось войти в число призеров на чемпионатах страны. Так, байдарочники В. Устинов и В. Александров стали бронзовыми призерами нашей главной регаты в 1953 г. в Москве, на гребном канале в Химках. В гребле на народных судах серебряные медали на чемпионате страны 1951 г. завоевали Б. Зотов и Г. Тормасов. Но никто из этих гонщиков не удостоился чести принять участие в первой олимпийской регате.

Гребцы-железнодорожники не были представлены и на последующих олимпиадах, вплоть до 1972 г. Но до этой поры утекло очень много воды и сменилось не одно поколение гребцов "Локомотива". Второе дыхание флотилия, если можно так сказать, обрела опять же на великой Волге, у стен древней Астрахани. Вечный аутсайдер, команда "Локомотива" на чемпионате страны 1966 г. неожиданно для соперников вывела на дорожки Золотого затона, где проходили гонки, сильные экипажи. Сначала байдарочник В. Земляков неплохо провел гонку на дистанции 1000 м, в которой занял 6-е место. Ну а в марафоне - гонке на 10 000 м - ему равных не было. В. Земляков - чемпион СССР!

Стали приближаться к лидерам и каноисты, которые лишь совсем недавно стали познавать искусство гребли на этой экзотической лодке. П.Ткачев и В. Васильченко едва не стали призерами на двойке, уступив спартаковцам совсем немного. Среди женщин высокое мастерство показывала Т. Егорова, а также мужчины-байдарочники: Ю. Стеценко, Ю. Костючук, А. Крейза, А. Кобрысев. В командном споре 21 флотилии "Локомотив" вышел на 9-е место.

В 1969 г. гребцы-железнодорожники добились нового успеха на чемпионате страны. Киевлянин Юрий Стеценко, выступая в сборном экипаже республики, завоевал золотую медаль на байдарке-четверке на дистанции 1000 м. Чемпионского титула вновь удостоился В. Земляков, также выступавший в экипаже четверки, но в гребном марафоне. Флотилия "Локомотива" уверенно выходила на большую воду.

Звездным часом гребцов на байдарках и каноэ общества принято считать XX Олимпийские игры в Мюнхене. Железнодорожники завоевали четыре золотые медали! Первую победу принесла сборной команде СССР и родному "Локомотиву" Юлия Рябчинская, быстрее всех преодолев "пятисотку". А затем чемпионами стали сразу три гребца: Юрий Филатов, Юрий Стеценко и Валерий Диденко. Это золотое трио выступало в экипаже мужской байдарки-четверки на 1000 м.

Замечательный успех локомотивцев на олимпийской регате был предопределен предыдущими стартами. Уже на чемпионате страны 1970 г. четверка "Локомотива" в составе Диденко, Стеценко, Филатова и Землякова была недосягаемой для соперников на двух дистанциях - 1000 и 10000 м. На этой же регате взошла и звезда Юлии Рябчинской, воспитанницы одесской школы "Локомотива". Но если ученица одного из ведущих тренеров железнодорожников Геннадия Павловича Дьяченко на этой регате только примеривалась к наградам, то через год - на V Спартакиаде народов СССР - она завоевала сразу две (золотую и серебряную) медали. Чемпионами стали также Юрий Филатов и Юрий Стеценко. Кстати, обоих этих выдающихся гребцов вел к большим победам Николай Петрович Костюченко. Дьяченко же кроме олимпийской чемпионки и чемпионки мира Рябчинской в те же годы подготовил чемпиона мира Анатолия Кобрысева.

Олимпийский успех гребцы-железнодорожники успешно развили в Монреале четыре года спустя. Неувядаемый Юрий Филатов вновь привел экипаж четверки к золотым наградам. Но подлинным героем регаты на канале Нотр-Дам стал Сергей Петренко. Воспитанник талантливого молодого тренера ДСО "Локомотив" из Одессы Виктора Павловича Полякова завоевал две высшие награды на каноэ-двойке - на 500 и 1000 м. Многократный чемпион страны и мира принимал участие и в Московской олимпиаде-80.

После ухода из спорта Сергея Петренко (он стал тренером в родной школе) эскадра "Локомотива" несколько приспустила флаг. Но этот спад, по всей вероятности, не будет долгим. Смело заявили на последних регатах гребцы-железнодорожники очередной волны - Александр Калиниченко (Юго-Западная ж. д.), Сергей Чернышов, Ирина Хохлова, Александр Матузенко, Игорь Марчук (все из Одессы), Каха Ломишвили с Закавказской железной дороги.

Нынче в секциях и ДЮСШ "Локомотива" занимаются гребным спортом 4,5 тысячи юношей и девушек. Отряд тренеров насчитывает 114 специалистов. По инициативе Центрального совета общества греблю на байдарках и каноэ с 1985 г. стали развивать в Белоруссии, где этот вид спорта по традиции очень популярен. Всего же байдарка и каноэ "прописаны" на двенадцати дорогах. В Киеве и Одессе работают, и довольно успешно, СДЮШОР.

В обществе есть все возможности, чтобы вырастить достойную смену прославленным чемпионам.


ЕЕ ГОЛУБАЯ ДОРОГА

Несколько лет назад издательство "Молодая гвардия" предложило мне написать в сборник "Советские олимпийцы" знаменитой серии "Жизнь замечательных людей" о Юлии Рябчинской. Со дня трагической гибели девушки прошло уже немало времени, но боль утраты все еще не отпускала мое сердце. Долго размышляла: а нужно ли браться за перо? Снова и снова пережить весь ужас январского дня 1973 г., когда Юлия ушла из жизни? Потом решила, что обязательно нужно написать - о ней так мало рассказывали журналисты.

Имя Юлии Рябчинской знают тысячи любителей спорта. По весне, когда на нашу землю приходит благоуханная весна, на олимпийском канале в Крылатском поднимается флаг крупнейших международных соревнований. Организаторы Мемориала Рябчинской - а он проводится по решению Госкомспорта СССР и Международной федерации гребли на байдарках и каноэ с 1973 г.- выносят перед трибунами стол, покрытый красным сукном, а на него ставят кубок, изготовленный умельцами из Гусь-Хрустального. Этот переходящий приз имени олимпийской чемпионки вручают победительнице заезда на 500 м.

Удостоиться такой высокой чести дано не каждому, даже олимпийскому чемпиону. Как правило, это приоритет "самых-самых", тех, кто олицетворяет собой высокую гражданственность, патриотизм и интернационализм. Юлия Рябчинская среди них - самая молодая! Такой она осталась в моей памяти, в памяти ее многочисленных друзей, моей дочери, которую я назвала ее именем. Когда газеты пишут о соревнованиях Мемориала Рябчинской, телевидение транслирует заезды, в моей памяти оживает образ Юлии, жизнерадостной, бойкой дивчины с Украины.

В большинстве спортивных справочников, в документальной литературе Юлию представляют как одесситку, воспитанницу ДСО "Локомотив". Но славный город-герой - это ее вторая родина. Родилась же будущая героиня мюнхенского гребного канала Фельдмохинг совсем вдали от моря. Больше того, ее село Песчанка, что в Винницкой области, совсем обделено водой. Ни озерца, ни речки. Девочка не знала, что такое весенние разливы, голубые плесы и лодки, скользящие по волнам.

И все-таки как хорошо было в Песчанке! Буйствовали в белом кипении черешни и вишни, поля и луга очаровывали цветами, медовые запахи кружили голову. И были песни - напевные, украинские - у костра, гадание на ромашках: любит-не-любит, веселые пионерские сборы. На селе в почете тот, кто умеет трудиться. Сколько ты сегодня прополола грядок, полила капусты, собрала сена - вот критерий оценки человека малого и большого. Она любила трудиться вместе со старшими братьями, сестрой и родителями, потому Юля Бабак росла здоровой, крепкой - в спортивной секции ей бы только заниматься. Но она была равнодушна к играм, бегу, состязаниям.

Школьницу Юлю Бабак влекло к песне, танцам. "Буду артисткой!" - решила девочка. От соседей узнала, что в Виннице есть эстрадно-цирковое училище и, когда окончила школу, подалась в областной центр. Но на приемных экзаменах не приглянулась. Тогда она без особых раздумий поступила на курсы медицинских сестер, и, прямо скажем, выбор этой профессии в семье Бабак был одобрен. Древняя Винница пленила крестьянскую девушку красивыми домами, величественными соборами и особенно рекой Южный Буг. Впервые она увидела маленькие изящные лодки, в которых, ловко орудуя веслом, сидели загорелые парни и девушки. Отыскала водную станцию, попросила записать ее учиться на байдарочницу. От тренера скрыла, что и воды боится, и плавать не умеет. Подумала: скажу правду, а ведь могут и не принять. В 20 лет Юля Бабак села в лодку.

Байдарка - лодка хрупкая и капризная. Одно неловкое движение - и ты уже за бортом. А река несет... Страх она пересилила, но лодка не слушалась. Придя на второй день, попросилась в группу народной гребли. Уж очень тянули ее к себе речные просторы и эти маленькие суденышки! Немного научившись, Юля попросила допустить ее до соревнований. Чувствовала, что силы много, а вот не идет лодка. Финишировала предпоследней. Однако тренер Анатолий Михайлович Иванов обратил внимание на другое - девушка самолюбива. Попросил опытных гребцов помочь новенькой. Юля вежливо поблагодарила ребят и отказалась. А про себя решила: "Чем я хуже их? Научусь грести так, что только корму моей лодки будут видеть...".

Теперь на берег Буга она приходила ранним утром. Прохладой, тишиной веяло от реки. Выносила байдарку и уходила на лодке вверх. Держалась как можно ближе к берегу, на тот случай, если перевернется - успеет выскочить. В один из дней Юля прошла около 20 км. Нестерпимо болели руки, спина, плыли в глазах берега реки, но за этой усталостью рождалось огромное желание быть снова в лодке и грести, грести... Она окончательно поняла, что нашла в спорте свое призвание.

Юля тренировалась ежедневно, а если случалось не выйти на воду, ходила какая-то опустошенная. В таких случаях говорила, что ее день прожит зря. Долгой зимой жила нестерпимым желанием снова сесть в байдарку, свидеться с вольной рекой и не расставаться с веслом. Едва трогался лед, как она спускала лодку на воду и уходила на радостях по своей голубой дороге.

На Украине большой популярностью пользуются соревнования на "Кубок Большого Днепра". На этой регате, как правило, выступают маститые гонщики, прошедшие отборочные состязания. Юля Бабак вместе с товарищами по гребному клубу выехала в Киев, чтобы завоевать это право в контрольных стартах гребцов общества "Динамо". Юля по неопытности прослушала команду "Марш!" и сразу же оказалась в хвосте заезда. Но на дистанции пришла в себя, весла все мощнее стали проталкивать байдарку вперед, и на финиш Бабак пришла впереди многих известных спортсменок. Тренеры соперниц, обескураженные неудачей своих учениц, усмотрели со стороны никому не известной байдарочницы подвох. Судьи под их нажимом аннулировали результат Юли Бабак, предложив пройти дистанцию еще раз. Что ей оставалось делать? Горько заплакать от явной несправедливости? Но разве слезами поможешь делу? Она снова вышла на старт, резко оттолкнулась от бортика и... полетела в воду. Быстро переоделась и в третий раз села в лодку. На этот раз гонка не получилась - Юля пришла в заезде последней. И вот тогда-то она взбунтовалась, заявив, что будет грести лучше всех. Посмеялись над девушкой с характером и забыли об этом случае на регате.

Работа лечит обиды, врачует раны. Хорошее дело рождает хорошие мысли, настраивает на большие цели. Юля изо дня в день приходит на водную станцию, чтобы снова покорить свои "законные" 20 км.

В олимпийском 1968 г. Юля закончила курсы медсестер, стала работать по специальности. А по утрам и вечерам снова спешила к воде, к байдарке. В том же году в Донецке проходил чемпионат республики. Участвовать в нем могли лишь спортсменки I разряда, а Юля еще ни разу не выступала в официальных соревнованиях! Она вышла в решающий заезд, прошла дистанцию мощно и стремительно и лишь на финише очень немного уступила чемпионке Украины. Юля Бабак выполнила норматив мастера спорта. Тогда и припомнились слова девушки из Винницы во время курьеза на регате в Киеве...

После регаты в Донецке Юля Бабак впервые стартует на всесоюзных соревнованиях - первенстве общества "Динамо". Она приходит на финиш третьей, для дебютанта очень неплохо. Вскоре едет в Псков на чемпионат СССР. Запасная команды с трибуны разглядывала всех знаменитых гонщиц, подмечала особенности гребка будущих соперниц, присматривалась к тактике ведения борьбы на дорожке.

Мехико, высокогорный канал Сочимилко. Ленинградка Людмила Пинаева, героиня XVIII Олимпиады, снова побеждает в заезде одиночек на 500 м. "Вот это класс!" - восхищалась двукратной олимпийской чемпионкой Юлия, наблюдая за гонками по телевизору. Тогда она еще не представляла, что очень скоро они будут готовиться в одной команде - сборной СССР и что Людмила будет ее главной соперницей.

Вместе с Юлей в секции тренировался Саша Рябчинский, фельдшер. Их дружба вскоре переросла в любовь, и однажды, когда над городом тихо падали снежинки, Александр сказал: "Давай поженимся!".

Будучи беременной, Юля по-прежнему приходила на базу. Мать, узнав, что дочь ждет ребенка, поддержала: "Вынянчу твое дите, а ты катайся в своей лодке, не бросай". И муж хотел ребенка. Но тренер вдруг заявил, что главнее чемпионат мира. Конфликт закончился разрывом. В это трудное время, когда Юля бросила секцию, пришло приглашение из Одессы. Известный наставник гребцов-железнодорожников Геннадий Павлович Дьяченко приглашал Юлию вместе с семьей на постоянное жительство.

С большой теплотой встретили Рябчинских в Одессе. Дьяченко добродушно пошутил: "Гуляй у моря побольше. А как родишь сына, приходите вместе на тренировку".

Сына Рябчинские нарекли Игорем. Забегая вперед, расскажу, что Игорю Рябчинскому в 1986 г. исполнилось 12 лет. Он приезжал в Москву на Мемориал своей матери, участвовал в церемонии вручения наград.

...Я хорошо помню тот день, когда мы впервые встретились на соревнованиях гребцов. Тогда я еще только присматривалась к тренерской работе.

Уже тогда в своем желании обогнать всех Юля полностью раскрыла свой неукротимый характер. Реакция у нее была как у спринтера. Стартер еще не кончил произносить слово "внимание", а Юля уже рубанула веслом воду. Конечно же мы, тренеры, прежде всего обращаем внимание на внешние данные, хотя самым главным качеством, решающим все, является характер. Сколько я видела гребцов с идеальным телосложением и сколько было среди них совершенно непригодных к гребле! Внимательно наблюдая за Рябчинской, я пыталась как-то систематизировать свои впечатления: сидит в лодке, как и все другие. Фальстарт! Тут же мысленно отмечаю: "Да она еще и невыдержанная!". Второй старт. Юля рванулась, потеряла равновесие и плюхнулась в воду. "О, да она еще и несобранная!" Третий старт! Юля так хватанула воду веслом, что весло не выдержало и сломалось. Мы с Марией Николаевной глянули друг на друга и расхохотались. Ну и ну!

Спортсменка отправилась на берег изучать опыт других, а Мария Николаевна мне подмигнула: "Видать, девчонка с характером".

С Юлей мы встретились в следующем году в Красноводске. Все высматривала, высматривала и на контрольных соревнованиях увидела Юлю. Но теперь я уже знала, кто есть кто. Рассматриваю ее ближе и вновь оцениваю темперамент, бьющий через край. Был еще март, и члены сборной команды, имеющие в ней, так сказать, постоянную прописку, гребли спокойно - у них все ясно! И на фоне этого спокойствия волны, идущие от лодки Рябчинской, не остались незамеченными. Юля, что называется, "отмолотила" дистанцию на одном дыхании и обошла всех.

Теперь я старалась постоянно держать Рябчинскую в зоне своего внимания. Через некоторое время мы встретились. Узнав о том, что ее собираются включить в сборную команду страны, Юля очень обрадовалась.

Мы стали готовиться к Мюнхенской олимпиаде. Сейчас, оглядываясь назад, надо честно признать, что все было не так просто. Юля многого не знала, я тренерским премудростям училась не по институтским книгам, а в жизни, которая с первых дней взяла меня в крутой оборот. Но Юля во всем проявляла настойчивость, желание понять и разобраться, а это заставляло нас работать еще больше. Не раз меня одолевали сомнения, но Юля верила в успех, она стремилась идти своей дорогой - об этом не раз мы говорили с ней. Вместе с Юлией мы стремились развивать ее лучшие качества и исправлять недостатки. Лучшее ее качество - умение работать. Как это ни парадоксально, но здесь приходилось с ней бороться, потому что она всегда старалась сделать больше, чем я планировала. Как я ни пыталась ее останавливать, она стояла на своем. Однажды мы вызвали Юлю на тренерский совет и наказали лишением нескольких дней тренировок за превышение нагрузок. Случай уникальный и в моей жизни единственный. Но если смотреть на эти нарушения сквозь призму олимпийских соревнований, к которым готовилась Рябчинская, то следует признать, что в них был залог будущих побед.

"Ах так?!" - это любимое выражение Юли Рябчинской, после которого она начинала доказывать свою правоту. И она доказывала. Мы ее отлучали от гребли, а она тайком наверстывала свое на лыжах, в гонке, проходившей в горах на высоте 2300 м. Там она опередила многих спортсменов, которые в отличие от Юли с детства ходили на лыжах.

Шел 1972 год. Юля как бы между делом начала у меня выспрашивать про сильнейших гребцов мира. Какие их главные качества? Как они добиваются побед? Я ей рассказывала все, что знала, вспоминала свой опыт участия в олимпийских играх.

А рядом с нами готовилась моя подруга Людмила Пинаева, уже двукратная олимпийская чемпионка, с которой мы в Мехико вместе завоевали бронзовые медали. Теперь она Юлина конкурентка. Что поделаешь, такова спортивная жизнь... И вот Пинаева и Рябчинская встретились на самой короткой и самой почетной дистанции 500 м.

Тренерский совет расписал для них серию стартов, чтобы рассудить двух претенденток.

Результаты первой половины сезона говорили в пользу Рябчинской. Но тренеры сборной отнеслись к этому скептически. Про Юлю говорили: не выдержит, очень сильно начала, к Олимпиаде скиснет. Поговаривали и о том, что Юля выигрывает с попутным ветром. Чтобы переубедить скептиков, надо было тренироваться грести против ветра.

Когда я сказала об этом Рябчинской, выяснилось, что она уже самостоятельно начала тренировки. Я осторожно спросила о причинах. Юля ответила коротко: "Чтобы не было разговоров".

В апреле на соревнованиях в Зугресе Рябчинская заняла 5-е место.

Через месяц в Ереване Рябчинская выиграла у Пинаевой 1,6 сек.

Через неделю в Минске разницу их результатов (0,1 сек.) мог зафиксировать только фотофиниш, как у бегунов на 100 м.

С учетом официальных и контрольных соревнований счет встреч стал 3:2, и теперь все решал чемпионат СССР в Житомире. По традиции чемпион страны получает безоговорочное право выступления на Олимпиаде.

...Словно по заказу задул сильный порывистый встречный ветер. Только специалисты в нашем виде спорта знают, что такое грести против ветра. Пинаева, к примеру, делала 108 гребков, а Рябчинская- 128. Чаще поднимаешь лопасть - чаще встречаешься с ветром. На финише Рябчинская проиграла 0,1 сек. Да, все-таки проиграла. Счет 3:3. Правда, за Юлей признали право выступать в любую погоду.

Соревнования продолжались в Румынии на озере Снагов. При встречном ветре Рябчинская выигрывает у Пинаевой 0,8 сек. Но скептики не унимались: "А вдруг Рябчинская перегорит?".

...Есть в украинских селах неписаный закон, в котором заложена народная мудрость. Там отца и мать называют на "вы". Нет, не отдаляюще-казенно, не подчеркнуто подобострастно, а с глубоким уважением к людям, которые дали жизнь и воспитали. Юля и ее послевоенные ровесники начали забывать этот обычай. Хотя приедет она домой, заговорит по-украински и, услышав обращение старших, нет-нет да и скажет: "Что вы, мама?".

Когда она вернулась с чемпионата СССР, на станции ее встретил отец.

- Ну як там, дочка? Слухали мы тут радио. Ничего про тебя не сказали. Наверное, проиграла?

Юля кивнула. И тогда самый главный ее болельщик заплакал.

- Чого вы плачете, батьку?

- Та як же, стильки робыла.

Он знал цену труду, знал, как работала дочка - его кровь. Успокоила его Юля. Побыла с родителями денек, поиграла с сыном - и в дорогу.

Следующие соревнования в Венгрии. Туда ехал второй состав сборной, где и числилась Рябчинская. Она победила, выиграв у сильнейшей гонщицы мира А. Пфеффер 4 сек.

Через неделю - последняя гонка в Копенгагене. Это уже были третьи соревнования подряд. Что нам делать? Тренироваться? Отдыхать? Я металась в сомнениях, а Юля смеялась и распевала песни. К тому времени я заметила, что, когда ей трудно, она веселится. Так и в те дни - она гуляла одна по вечерам и тихонько напевала.

В олимпийский сезон Юлю принимали в комсомол. Так уж получилось: в школе у нее было две тройки, одна по физкультуре (!), а школа образцовая, и в приеме ей отказали...

Накануне приема (уже в сборной команде) Юля проигрывает контрольные соревнования. Она тогда крепко задумалась и твердо сказала комсоргу: "Вступать сейчас не имею права. Сборную СССР подводить не могу. Прошу месяц отсрочки". Шло время. Результаты улучшились. После чемпионата страны, когда ее принимали, заверила: "Если попаду в Мюнхен, выиграю обязательно".

На соревнованиях в Дании Юля опять выиграла у Людмилы Пинаевой. Тогда было решено, что в Мюнхене Рябчинская выступит в байдарке-одиночке, Пинаева - в двойке.

И все-таки была еще одна прикидка. И опять Юля выиграла у Пинаевой 1,2 сек. Их счет стал 6:3. Победа в этом споре далась Юле нелегко. Было видно, что она порядком устала. Но расслабляться нельзя - самое главное испытание впереди.

Как передать тот огромный, ни с чем не сравнимый предолимпийский накал, атмосферу тренировок, волнение спортсменов и их наставников! В те напряженные, изнурительные дни я как-то спросила Юлю:

- Ты что собираешься получать в Мюнхене?

Она удивилась:

- Как что? Золото! - А взгляд ее говорил: вот те на, сколько говорили, готовились - неужели не ясно!

Пришла ее первая олимпиада. 5 сентября Юля попробовала веслом олимпийскую воду. А ровно пять лет назад в этот же день она впервые села в байдарку. Знаменательное совпадение.

Уже в предварительном заезде Рябчинская оставляет далеко позади всех своих соперниц.

Настал день полуфинальных соревнований. До старта пять минут, а корма Юлиной лодки все гуляет по затону. По нашим правилам корму надо подать к плоту, и специальный судья придерживает ее до момента старта. Все выстроились, а Юля спокойненько обтирает лицо.

Она была уверена, что выиграет заезд. Действительно Юля была первой на финише.

…В день финала Юля проснулась в шесть утра. Давно прошли те времена, когда она вставала с первыми петухами, а тут поднялась ни свет ни заря. Посмотрела на часы и вспомнила дом. Выйти бы сейчас босой навстречу солнцу и уйти, не думая ни о чем. Или оказаться в Виннице на водной станции. Примчаться туда, растолкать сонного сторожа, получить байдарку и поплыть по реке, курящейся ранним туманом.

...Приехали на канал. Я лодку натираю, а Юля сидит в стороночке, мурлычет что-то. Мимо по спокойной воде скользят байдарки. Вдруг Юля увидела ставшего на днях чемпионом Сашу Шапаренко. У него уже все позади, он может вот так спокойно прогуливаться по причалу. И тут с Юлей что-то произошло: ее затрясло, завертелась она на одном месте. Спасибо запасной Нине Головой - обняла она Юлю и увела в сторону, заговорила побасенками.

Ходит Юля и сама себя уговаривает: "Ну чего ты волнуешься? Все будет в порядке. Лишь бы не фальстарт. Да успокойся же!".

Дали старт. Зашипела ракета и разрядила ее думы и сомнения. Как задала она темп, как затараторила - 132 удара в минуту! Только подумать: сплошное колесо рук и лопастей. 250 м - первая, 300 м - первая... Ну сколько можно держать этот сумасшедший темп? И что-то лопнуло в Юлином круговороте. Заметили это, правда, только специалисты. Позже Юля пыталась вспомнить свои ощущения: "Что-то сжимало меня, сковывало, чувствую - сводит ноги. Я будто засыпаю, засыпаю..."

...Оставалось 50 м. Каких-то два пролета в канале, размеченном цветными буями. А сзади настигают. И вдруг она спохватилась: "Господи, та шо ж я!". И как во сне услышала гонг. Еще гонг.

Гонг! Гонг! Гонг! Это финишировали все остальные, а первый гонг ударил в честь Юлии Рябчинской.

То было счастливое мгновение!

Олимпийская чемпионка Юлия Рябчинская
Золотая медаль олимпийской чемпионки Юлии Рябчинской


Что такое 0,9 сек. перед ближайшей соперницей, от которой оторвалась Юля? Миг, когда и слова не скажешь. На финише это выразилось в четырех метрах преимущества - это был максимальный отрыв в семи финальных заездах XX Олимпиады.

...Юлию обнимали, целовали. Она ходила совсем потерянная - ей не верилось. Всю ночь после финиша мы не сомкнули глаз - думали о будущем, говорили о новых стартах и новых победах. Юля вспомнила много своих и конечно же моих, тренерских, ошибок. Торопясь, перебивая друг друга, предлагали, как их исправить.

А уж позже праздновали, как положено по русскому обычаю, - после трудов и праздник. А повод для этого был: наша команда гребцов сделала почти невозможное, выиграв шесть золотых медалей из семи.

После Олимпиады Юля поступила в Киевский институт физкультуры. Она и в учебе стремилась быть первой.

У нее был прямой, открытый, хотя, может быть, немного резкий характер. Честная и справедливая с окружающими, она не терпела никаких интриг, и если уж на нее кто-то жаловался, тут же призывала разобраться в открытую. Она любила повторять: "Для меня главное - спорт, а личное - потом, когда я дома".

Юля все делала в полную силу - выступала ли на соревнованиях, копала огород или убирала в квартире. Иначе она не могла. Своим отношением к делу она умела заражать товарищей.

Будь проклят этот январский день... Проходила обычная тренировка на канале в Поти, где мы обычно тренируемся в зимние месяцы, когда замерзают более северные водоемы.

Юля, заканчивая тренировку, уплыла далеко вперед.

А через несколько минут мы увидели лишь перевернутую байдарку да шапочку, еще плавающую на водной поверхности.

Оказалось, что байдарка неожиданно перевернулась (как это бывало десятки раз до этого), но у Юли произошел спазм дыхательных путей...

Умер тот, кто забыт... С 1973 г. впервые был проведен Мемориал Юлии Рябчинской. Регата состоялась на реке Тетерев в городе Житомире. Главный приз - Хрустальный кубок - завоевала подруга Юлии - Нина Гопова из Новгорода. Житомир и в следующем году принимал сильнейших гребцов. Затем Мемориал стал проходить на олимпийском канале в Крылатском. Многие спортивные организации, в том числе и "Локомотив", редакции газет и журналов учреждают на этих популярнейших стартах именные призы. Признаться, когда наступает торжественный момент вручения главной награды, бывает грустно. Кубок Юлии чаще всего достается зарубежным гонщицам. Она очень не любила проигрывать. Ее умению побеждать надо учиться молодым спортсменкам.

Недавно в Одессе вступил в строй гребной канал, отвечающий международным стандартам. Инициаторами стройки были гребцы - железнодорожники, в первую очередь заслуженный тренер СССР Геннадий Павлович Дьяченко. Уже дважды в городе-герое был проведен Кубок СССР. Дьяченко и его единомышленники теперь вынашивают мечту провести Мемориал Юлии Рябчинской.

В 1972 г. тысячи одесситов цветами и музыкой встречали в аэропорту героиню Мюнхена. Уверена, что Одесса с такой же теплотой и радушием примет сильнейших гребцов мира, которые чтят славное имя советской спортсменки, кавалера ордена "Знак Почета" Юлии Рябчинской.

Антонина Середина, двукратная олимпийская чемпионка, заслуженный тренер СССР


ВЕРНЫЙ ДРУГ, БОЕВОЙ ЗАГРЕБНОЙ

В одном из номеров газеты "Советский спорт" я наткнулся на заметку о футболе. Корреспондент из Одессы рассказывал о первых матчах команды ветеранов, в составе которой... играли олимпийский чемпион десятиборец Николай Авилов и двукратный олимпийский чемпион каноист Сергей Петренко. И я зримо представил своего товарища на зеленом поле - азартного, бескомпромиссного, заряженного на гол. Петренко мог бы быть прекрасным футболистом, легкоатлетом-бегуном, волейболистом. Не стал, ибо он - прирожденный каноист.

Без малого десять лет мы выступали с Сергеем под флагом сборной команды страны, стали друзьями, ездим семьями в гости: он в Москву, я в Одессу. У него было свое, довольно неординарное мерило спорта. "Спорт - моя игра", - часто повторял он, словно забыв о долгих километрах под леденящим дождем, мозолях на руках, тяжелом весле. Позднее от Сергея узнал, что такого же взгляда придерживался один из его кумиров, великий "рыцарь" легкой атлетики Николай Авилов. Они ведь часто вместе тренировались: на футбольном поле, баскетбольной площадке, в секторах легкоатлетического стадиона и на тропинках кросса. Верою и правдою оба служили советскому спорту, а теперь вот соединились в футбольной команде ветеранов. Думаю, что и Авилов, и Петренко игры не портят, в противном случае им не быть бы в именитой компании.

О Сергее писали много. И не только в дни больших побед, но и тогда, когда каноэ соперников первыми вспарывали финишный створ. Да, было и такое - Петренко проигрывал. Но он не делал из этого трагедии, начинал еще злее, еще упорнее трудиться! Лучше других, может быть, оценил нравственные качества Сергея главный тренер сборной команды, сам в прошлом выдающийся каноист, Александр Павлович Силаев.

Чемпионат мира в предолимпийском, 1979 г. проходил в западногерманском городе Дуйсбурге. Наши гребцы провели регату, что называется, на одном дыхании. 16 медалей - невиданное достижение! - завоевали на канале парка Видау советские байдарочники и каноисты, установив рекорд выступлений на мировых первенствах. Мы с Сергеем довольствовались тогда всего лишь серебром в гонке каноэ-двойка на дистанции 500 м, уступив румынскому экипажу немного - 0,2 сек. Конечно, это было для нас неудачей, но нужно было видеть Сергея, носившегося по берегу и азартно поддерживающего наших товарищей... А когда отзвучали все гимны (а наш звучал 7 раз), Силаев собрал команду и сказал:

- Хочу выразить особую благодарность Сереже Петренко, капитану команды. На его счету сегодня серебряная медаль. Но не всегда заслуги спортсмена можно оценить по призовой шкале. Есть еще и другая шкала - нравственная. И вот здесь наш капитан показал себя с лучшей стороны. Он вдохновлял ребят, поддерживал их словом, шуткой, делом. Он горячо болел за интересы всей сборной, и его чувства передавались сегодня всем нашим спортсменам...

Чувство долга, справедливости подметил в своем новом ученике, щупленьком парнишке, на первых же занятиях в секции гребли одесского "Локомотива" молодой тренер железнодорожников Виктор Павлович Поляков, первый и единственный наставник Петренко, если не считать Александра Павловича Силаева, подводившего нас к решающим гонкам в составе сборной команды страны. Однажды на тренировке в спортивном зале кто-то из мальчишек, вместо того чтобы выполнять задание тренера, начал упражняться со штангой. Шум, грохот поднялся невообразимый. Когда Поляков в гневе вошел в зал, у штанги уже никого не было. "От тренировок отстраняю!" - резко сказал он одному из хлопцев, в котором усмотрел проказника. И тут неожиданно подал голос этот хилый Сережа Петренко.

- Несправедливо поступаете, Виктор Павлович. И меня выгоняйте из секции.

- Тогда скажи, кто занимался со штангой? - в упор спросил тренер Сережу.

- Не скажу...

В первое лето Петренко выступил в нескольких детских регатах. От старта к старту капризное каноэ все более подчинялось воле маленького гребца: Петренко выигрывал не только у сверстников, но и у ребят, занимающихся у Полякова по второму и даже по третьему году. А осенью, став уже перворазрядником, снова удивил тренера своей дерзостью.

- Виктор Павлович! - с решимостью спросил, заглядывая Полякову в глаза, - а когда можно сдавать на кандидата в мастера?

Тренер, конечно, отчитал мальчишку за такую прыть, но в душе он уже любил этого упрямца, и ему все явственнее виделись регаты, где его ученик будет побеждать.

Сергей Петренко не обладал выдающимися физическими данными, как, скажем, Василий Юрченко, Сергей Пострехин, Александр Рогов. Но первый из них, многократно побеждая на чемпионатах мира, так и не стал олимпийским чемпионом. Два других каноиста носят титул победителей олимпиад, но век их выступлений в сборной команде СССР оказался недолог.

Петренко поражал всех универсальным мастерством; он был одинаково силен и в одиночке и в двойке, на "коротких" олимпийских дистанциях - 500 и 1000 м и в водном марафоне - гонке на 10000 м. Именно выступление в марафоне стало прощальным в славной биографии моего друга. Это произошло на XVIII чемпионате мира 1983 г. в финском городе Тампере. Советская двойка в составе загребного Сергея Петренко и Юрия Лаптикова стала третьим призером регаты на озере Каукоярви. И, уходя из большой гребли, 28-летний каноист-железнодорожник боролся на пределе своих сил.

В составе сборной команды СССР молодой одессит появился весной 1974 г. Признаться, все мы "старички" почему-то были уверены, что Петренко, которому дали кличку Пеца (кстати, она закрепилась за ним, нравилась ему), очень скоро отрулит обратно к своим локомотивцам. Успеху Сергея на апрельском Кубке СССР в Житомире, где он выиграл гонку на 500 м, особого значения не придавали - и до него на этих регатах отличались многие молодые и не совсем молодые гонщики, но чем ближе приближалась пора главных соревнований, тем медленнее шли их лодки. На тренировках я больше присматривался к опытным Михаилу Лобанову и Роману Вышенко, с которыми мне предстояло в дальнейшем составить экипаж двойки. Сергей сам заставил всех нас обратить на себя внимание. Идем, бывало, группой размеренным темпом, а он возьмет и спуртанет метров на семьдесят-сто. Потом с ухмылкой поджидает нас, словно дразня: "Ну, теперь вы видели, как я могу?".

Вот эти его мальчишеские выпады воспринимались нами с иронией. Рано или поздно Петренко, как мы считали, захандрит, не выдержав огромных нагрузок. Но он держался по-прежнему задиристо, а едва выходили на берег, как хватал футбольный мяч и гонял вместе с самыми одержимыми этой игрой, напрочь забыв об усталости. Чемпионат страны в Ереване - а он проводился во второй половине августа - должен был поставить все по местам, показать, быть Петренко под флагом сборной или этот гребец - факир на час.

На ереванской регате я выступал в двойке с Лобановым. Мы готовились к старту на 500 м, когда голос диктора донес до нас результаты заезда на 500 м в одиночке. "Звание чемпиона. СССР, - объявлял он, - завоевал 19-летний железнодорожник Сергей Петренко!"

На следующий день ученик Виктора Полякова успешно выступил и на дистанции 1000 м - Сергей получил бронзовую медаль. Теперь ему предстояло держать экзамен на чемпионате мира в далеком Мехико. Замечу также, что прекрасное выступление Петренко позволило гребцам "Локомотива" занять на чемпионате высокое 4-е место, оставив позади традиционно мощные флотилии Вооруженных Сил, "Буревестника", "Спартака".

В начале 70-х годов советская команда располагала целым рядом отличных каноистов. Но наибольшего успеха мы добивались все же в заездах экипажей двоек. Так было в олимпийском Мюнхене, так закончился и чемпионат мира 1973 г. в Тампере. В заезде одиночек лишь Василию Юрченко, да и то на неолимпийской дистанции 10000 м, досталась золотая медаль. В гонках на 500 и 1000 м первенствовали соответственно венгры Миклош Дарваш и Иван Пацайкин из Румынии. А наши гонщики Николай Федулов и Ромуальдас Венажиндис завоевали только серебряные медали. Перед дебютантом чемпионата мира-74 Сергеем Петренко стояла задача изменить положение дел.

Регата проходила глубокой осенью на высокогорном гребном канале Сочимилко. Это известное на Американском континенте место состязаний гребцов - здесь в 1968 г. проходили трудные гонки XIX Олимпийских игр. Наше новое выступление, теперь на XI чемпионате мира, мексиканские газеты назвали триумфом. В шести решающих заездах наши каноисты одержали пять побед! А первую золотую медаль принес Сергей Петренко, опередивший всех на 500 м, в том числе и прошлогоднего победителя Дарваша, грозного Пацайкина.

Так блестяще завершил год дебютант сборной команды Сергей Петренко. Железнодорожник надолго стал нашим флагманом, со своим неповторимым почерком гребли, неугомонным характером, огромным зарядом силы духа.

И на чемпионате мира 1975 г. в Белграде я вновь стартовал в двойке с Михаилом Лобановым. Мы подошли к регате на реке Сава в отличной спортивной форме, были уверены в победе и одержали ее. Казалось бы, нашему экипажу открывался прямой курс на олимпийский Монреаль, к новому триумфу. Но Силаев, как и Поляков, привлеченный теперь уже тренером в сборную команду, с Савского берега уже заглянули вперед, в завтра. Для успеха на регате XXI Олимпиады нужны будут более высокие скорости, а значит, нужно вести поиски новых экипажей. И здесь, быть может, впервые главный тренер мысленно "посадил" нас в лодку - меня, гонщика из московского "Водника", и Сергея, локомотивца из Одессы, который на Саве во второй раз победил в гонке одиночек на 500 м. С легким сердцем мы возвращались из Белграда на Родину. Планировали немного отдохнуть, сдать "хвосты" в институтах и начать подготовку к Монреалю - первой в жизни олимпиаде и для меня, и для Петренко...

Отправлялись в Шереметьево автобусом от здания Спорткомитета СССР. Едва тронулись по Скатертному переулку, как в стекла "Икаруса" тихо забарабанили капли летнего дождя. "К счастью, ребята", - кто-то сказал в салоне. Значит, будут победы - невольно подумали.

Мудрый Силаев отказался жить в Олимпийской деревне. Он подыскал уютное, тихое местечко с озерцом и березками, напомнившим всем нам родные пейзажи. Ни шума городского, ни назойливых журналистов, а главное - олимпийские страсти, бурлившие в Монреале, были от нас далеки. В охотку проводили последние тренировки, намечали стратегию гонок, смотрели по телевизору первые репортажи с олимпийских арен. Лишь пару раз мы покидали "наше Подмосковье", чтобы потренироваться на канале Нотр-Дам, присмотреться к трассе, почувствовать направление ветра.

Нам с Сергеем предстояло идти две дистанции: 500 и 1000 м. Выступать в одиночке на пятисотке после долгих дебатов доверили москвичу, спартаковцу Саше Рогову. Трудным был заезд для нашего товарища, но он ценой невероятных усилий на финише вырвал победу. Нам теперь оставалось закрепить, развить успех. Ответственность на нас лежала двойная. Я был комсоргом, а Сережа - капитаном сборной. Понимаете теперь, могли ли мы подвести товарищей, веривших нам!

"Партэ!" - звучит команда. Мы угадываем выстрел и уходим, а точнее, вылетаем со старта. Чувствую своего загребного каждой мышцей, на каждое движение Сергея реагирую без промедления. Потом на берегу говорили - гребки наши были столь мощны, что закралось сомнение: а выдержат ли весла?

Весла выдержали, не выдержали предложенного нами темпа соперники. Уже после первых 100 м они поняли, что придется бороться лишь за 2-е и 3-е места. Мы пришли на финиш через 1.45, 81. Поляки, получившие "серебро", проиграли почти 2 сек. Для такой скоростной дистанции это очень много.

Гонку на 1000 м мы провели в несколько ином ключе. На одном дыхании эту дистанцию не пройти, нужно точно распределить свои силы, не дать соперникам уйти вперед. В этом заезде очень сильны были венгры и румыны - им очень хотелось реабилитировать себя за проигрыш на первой дистанции. Сразу после старта набрали хороший ход. Нет, не максимальный. Но вот это чувство, что можем прибавить в любой миг, придавало уверенности. Соперники отчаянно пытались диктовать свои условия, но мы перехватили инициативу в свои руки. За 250 м до финиша прибавили в темпе и вышли вперед.

Во второй раз над Нотр-Дамом поплыли в голубое небо звуки родного гимна. Мы с Сергеем все отдали для победы.


Сергей Петренко и Александр Виноградов

Дуэт олимпийских чемпионов - Сергей Петренко и Александр Виноградов


В торжественной обстановке, в московском Кремле, нам были вручены ордена Трудового Красного Знамени.

Считал, что на Нотр-Даме моя "одиссея" завершилась. Пора сушить, как говорят гребцы, весла. Александр Павлович Силаев предложил попробовать силы на тренерском поприще. В сборной команде страны мне выделили группу молодых, перспективных каноистов. Мы снова с Петренко выезжали на тренировочные сборы, пили по вечерам чай на базе в Гали, но в каноэ он теперь оставался один. Поляков со своим учеником начал подготовку к Московской олимпиаде.

На первом послеолимпийском чемпионате мира, состоявшемся на озере Панчерево в Болгарии, Сергей выступал только на одной дистанции - в двойке на 10000 м. Его партнером был опытный каноист, олимпийский чемпион 1977 г. Юрий Лобанов, брат моего товарища по экипажу Михаила Лобанова. Наши парни ровно и мощно прошли марафон, обеспечив себе победу, а с ней и золотую медаль. Впрочем, днем раньше Юрий уже завоевал высшую награду в гонке на 1000 м, но тогда его партнером был "неудачник" Монреаля Василий Юрченко.

Надо заметить, что после триумфа на Нотр-Даме в команде каноистов, как, впрочем, и во всей сборной, обозначился если не спад, то некоторое снижение былых скоростей. Ну а выступление в Белграде на чемпионате мира 1978 г. вызвало некоторую растерянность в тренерском стане: в шести финальных заездах никто из наших каноистов не финишировал первым. Это был не сбой, а провал. Причем молодые гонщики показали свою беспомощность в борьбе с титулованными соперниками, а старая гвардия, понадеявшись на опыт и былое мастерство, явно проглядела рывок зарубежных мастеров весла.

Сергей Петренко на этот раз довольствовался серебряной медалью в гонке каноэ-двойки на дистанции 500 м. С ним в паре выступал Пятрас Григонис. Наш экипаж проиграл венгерскому дуэту Ласло Фолташ - Иштван Вашкути чуть меньше полсекунды.

Выступление на Спартакиаде народов СССР в жизни каждого из спортсменов становится событием. Высоко ценится победа в этих поистине всенародных стартах. Но даже и на этом фоне спартакиадная регата 1979 г. не имела себе равных. Дело в том, что за награды вместе с сильнейшими отечественными байдарочниками и каноистами боролись зарубежные гонщики. По накалу борьбы заезды на канале в Крылатском, который через год должен был принять участников Олимпиады-80, не уступали чемпионатам мира. Для меня этот год особо памятен: я снова вернулся в сборную команду. Как спортсмен. Нелегко далось это решение, но Силаев верил, что я нужен сборной, отлично знал мои физические возможности. Все возвратилось на круги своя. А будет ли удачным возвращение?

И вот завершен заезд - мы победители VII летней Спартакиады народов СССР. Серебряную медаль завоевали румыны Георге и Тома Симеоновы. На следующий день "Советский спорт" так прокомментировал наш успех:

"Двукратные олимпийские чемпионы Петренко и Виноградов с отметки 400 метров спуртовали очень мощно, а этого-то и не ожидали братья Симеоновы. Не ожидали и многие зрители - ведь Виноградов после Монреаля долго не выступал, и лишь в этом сезоне олимпийцы вновь составили привычный дуэт".

Все как будто шло своим чередом. На чемпионате мира в Дуйсбурге, о котором я уже рассказывал, мы с Сергеем завоевали серебряные медали. Впереди нас ждала Московская олимпиада, регата на родном канале в Крылатском.

Редко кому из спортсменов удается избежать горьких поражений, так называемых черных дней, которые долго вспоминаются как кошмар. Таким днем стало для нас с Петренко 1 августа 1980 г. Мы довольно уверенно, не вызвав волнений, провели две гонки на 500 м - предварительную и полуфинальную. Оставалась одна - заезд за награды. Что-то непонятное произошло в этой трагической для нас гонке. Казалось, все делаем верно, синхронно, мощно, но каноэ "буксует". Это мы поняли после отметки 300 м, когда увидели стремительно уходящих на финиш соперников. И не было никакой надежды поспорить хотя бы за "бронзу". Нам досталось лишь 6-е место.

Кто больше виновен в поражении? Я или Сергей Петренко? Наверное, оба... Видимо, не хватило пороха, а перерыв в выступлениях дал о себе знать. Теперь, с расстояния, мне видится и некий стратегический просчет. Нет, он касается не меня. Только моего друга - Сергея Петренко. Сергей всегда мечтал и жаждал стать олимпийским чемпионом в одиночке. На той же VII Спартакиаде добился права стартовать вне конкурса на дистанции 1000 м. Золотую медаль выиграл венгр Томаш Вихман, но лучшее время было у Сергея. Где-то в глубине души и Виктор Павлович Поляков надеялся видеть своего ученика, стартующего на Олимпиаде-80, именно в одиночке. Сергей очень упорно готовил себя к этой дистанции. За неделю до старта в Крылатском еще не был решен вопрос, кому выступать: Петренко или Сергею Пострехину? В конце концов предпочтение было отдано последнему.

Какой меркой оценивать поведение Петренко и его наставника? Не исключаю, что Сергей Петренко мог бы стать чемпионом Олимпийских игр в одиночке. Но это раздвоение между экипажем двойки, на выступлении в котором настаивал главный тренер, так как очень верил в Петренко как загребного, как командного гонщика-бойца, и в одиночке было сверх сил моего друга. К тому же в олимпийском году он получил тяжелую травму руки, и лечение отняло много сил и времени. Может быть, мои рассуждения не раскрывают по всей сути этой неудачи в Крылатском, но в одном я убежден твердо: ради команды Петренко выступал в каноэ-двойке и сделал все возможное, чтобы выиграть гонку на 500 м. Но соперники, и прежде всего Ласло Фолташ и Иштван Вашкути, были в Крылатском сильнее.

Никак не хочется мне заканчивать рассказ о моем друге, боевом загребном на грустной ноте. Трагедию в Крылатском, знаю точно, Сергей переживал долго и трудно. Впрочем, как и сам я. Но был уверен, не сомневался, что он преодолеет себя, не уйдет без борьбы на голубой дорожке. А мог бы сказать: прощай, каноэ! И, позабыв злополучную гонку в тот августовский день, любители спорта, прежде всего гребли, непременно с гордостью стали бы вспоминать яркого, смелого каноиста Петренко, вписавшего свое имя золотыми буквами в олимпийскую летопись советского спорта. Так сегодня и есть. Но тогда... он решил вернуться.

Уже на чемпионате СССР 1981 г. локомотивец в гонке одиночек на 500 м занял 2-е место, уступив лишь молодому белорусскому гонщику Геннадию Лисейчикову. Начало было положено. Ровно через год, опять же на первенстве страны, Сергей выступил как в лучшие свои годы: 2-е место в двойке на 500 м, победа на 1000 м. Партнером Петренко был Юрий Лаптиков. Сергея вновь призвали в сборную.

На чемпионатах мира 1982- 1983 гг. Сергей выступал неизменно в каноэ-двойке с Лаптиковым. На первой из этих регат он прибавил к своей богатой коллекции наград серебряную медаль (500 м), на второй (10 000 м) - бронзовую.

В истории гребли на байдарках и каноэ Сергей Петренко остается самым ярким и титулованным гонщиком, воспитанным обществом "Локомотив". И - самым преданным родному коллективу. Теперь он тренер в родной школе - молодой наставник мальчишек Одессы. Как знать, может быть, однажды к Сергею Владимировичу подойдет дерзкий хлопец и решительно спросит: "А когда можно сдавать на кандидата в мастера спорта?".

Александр Виноградов, двукратный олимпийский чемпион


МОИ ДРУГ НИКОЛАИ ЧУЖИКОВ

Век спортсмена, будь это футболист, гребец, боксер, лыжник, в общем-то недолог. Казалось, что всего лишь вчера тебе не было равных, силы непочатый край, а сегодня вдруг проигрываешь зеленому юнцу, вчерашнему юниору. И уже не тебе, а ему поют призывно фанфары, твоего соперника славят на страницах газеты, с голубого экрана телевизора. Кто познал радость больших побед, знает, как трудно бывает уйти из спорта. А уйти - к тому призывают журналисты - надо красиво.

Красиво так красиво... Хотя всегда раздражал этот наказ-призыв. Но главное для большого спортсмена в другом. На каком поприще вновь обрести себя, доказать в обычной трудовой жизни, что и ты можешь строить дома, растить хлеб, добывать руду и ловить рыбу, лечить людей, охранять рубежи родного Отечества. И, прямо скажем, далеко не всем сразу удается найти свое место. Некогда сильный, уверенный в себе молодой человек ломается под гнетом жизненных обстоятельств.

Со своим товарищем по байдарке-четверке Николаем Чужиковым мы встречаемся редко. На то есть объективные причины. Когда мы зачехлили свои весла - а это произошло спустя два-три года после самой главной нашей победы на озере Сагами в олимпийском Токио - Николай не последовал нашему примеру стать профессиональным тренером. Наш загребной - могучий, серьезный парень - спустился в забой. Шахтерская профессия для Донбасса, откуда родом Чужиков, самая обычная и самая что ни есть почетная в этом славном крае. Дипломированный специалист - он окончил горный техникум - был забойщиком, врубмашинистом, горным механиком.

Работал он, как мне рассказывали, одержимо и без натуги. Этот нелегкий труд тяжелым для него не был: мышцы гребца окрепли в не менее трудной работе на воде, где в каждый гребок, особенно решающий - победный, вкладывалось столько силы и воли! И когда до Донбасса докатились позывные БАМа, Николай Чужиков без колебаний решил работать на великой стройке. Он направляется на самый сложный участок - в Тоннельный, - где проходку предполагалось вести в уникальных гидрогеологических условиях...

- Дипломом пятой зимней спартакиады награждается... олимпийский чемпион Николай Чужиков - прозвучал четкий голос диктора.

К столу, уставленному призами, подошел средних лет мужчина - косая сажень в плечах. Так много лет спустя после триумфальных гонок советской команды байдарки-четверки, загребным в которой был Николай Чужиков из Лисичанска, лидер снова показал свой неукротимый чемпионский характер. На этот раз Николай стал серебряным призером соревнований по многоборью ГТО пятой зимней спартакиады треста "БАМтоннельстрой".

Приехав на великую сибирскую стройку, мой старый товарищ не погнался за большим рублем. Чужикову вместе с другими подобными ему энтузиастами было поручено едва ли не самое трудное дело: начать проходку 15-километрового тоннеля, самого длинного в стране. Одно дело, если подобное сооружение прокладывать на его Украине с теплым климатом и податливой почвой, а здесь Сибирь-матушка... Часто возникали ситуации, когда сверхсовременная техника оказывалась ненужной, бессильной и даже старый надежный друг проходчика отбойный молоток тоже вдруг оказывался бесполезным. Перед строителями то зияло русло подземной реки, то громоздились огромные валуны. И вот эти исполинские земные айсберги с помощью, скажем, железной скобы, лома и собственной силушки надо было выкатывать. Один, второй, третий. Горы валунов.

...Произошло все настолько быстро, что только потом понял Николай - его жизнь была в опасности. Он работал в верхнем углу забоя, методично подтачивая глыбу в несколько тонн. Когда она тронулась с места, то, по всем математическим расчетам, валун должен был рухнуть вниз. Но валун оказался совершенно круглым, он и покатил стремительно по стальному настилу прямо на проходчика. "Глыба раскатала бы меня в лепешку, - скажет потом Николай. - Но я смог на сотые доли секунды опередить ее стремительный накат".

Мы - а это москвич Анатолий Гришин, трехкратный олимпийский чемпион из Киева Владимир Морозов и автор этих заметок - прошли со своим загребным большую голубую дорогу. Случалось и проигрывать... После победы в олимпийском Токио в 1964 г. наш квартет прибыл фаворитом на чемпионат Европы в румынский город Снагов. Но соперники, как выяснилось, на месте не стояли. В финале они предложили такой высокий темп, что мы не выдержали. На финиш пришли только четвертыми. Оставалась надежда на марафон - гонку на 10000 м. Но и на этой дистанции стать первыми не удалось, наша четверка финишировала только бронзовым призером. Зарубежные газеты тогда писали о закате олимпийских чемпионов - четверке Николая Чужикова.

Помню, он собрал нас после награждения и сказал: "Не падать духом, хлопцы. Сегодня наши соперники оказались сильнее. Но разве они нас победили? Это мы им проиграли, потому что после Токио чуть меньше тренировались".

Через год Николай Чужиков вывел свою боевую четверку на трассу известного гребного центра в Грюнау, где разыгрывался VII чемпионат мира. На дистанцию 1000 м от советской сборной была заявлена более молодая команда с загребным Александром Шапаренко, а нам предстояла борьба в марафоне. Чужиков все рассчитал в этой трудной гонке, и мы победили...

Прошло немало лет, и вот однажды читаю в газетах о новых успехах моего товарища по экипажу. В труде - на знаменитом БАМе. Закаленный в спортивных баталиях телом и духом, Чужиков не дрогнул под трескучим морозом, преодолел невзгоды первых лет на великой стройке, своим трудолюбием и принципиальностью заслужил уважение среди строителей-железнодорожников. Мысленно поздравил друга, когда узнал о его твердой позиции в отношении хапуг, пытавшихся использовать БАМ как прекрасную возможность обогатиться за счет государства. Мужиков, возглавлявший в ту пору постройком, выиграл и этот принципиальный бой, подняв в глазах рабочих авторитет профсоюзного комитета.

Быть председателем постройкома - дело хлопотное и ответственное. В Тоннельном на первых порах не хватало жилья, постоянно возникали проблемы быта, новорожденные и юные бамовцы остро нуждались в яслях, садах, школе. Он решал по возможности все эти важнейшие вопросы оперативно, а главное - справедливо. Затем коммунист Чужиков, который вскоре был назначен заместителем начальника тоннельного отряда № 27, взял на себя не менее наболевшее - обеспечение стройки материалами и конструкциями. Все эти годы Николай нигде и словом не обмолвился о своих былых доблестях и победах. Он всегда отличался скромностью в нашей команде и с годами не изменил своим жизненным принципам. Случайно узнав, что Чужиков - олимпийский чемпион, первый секретарь парткома Николай Иванович Крючков был потрясен: "Неужели вы тот самый загребной великолепной четверки? Разрешите пожать вам руку".


Загребной команды олимпийских чемпионов Николай Чужиков

Загребной команды олимпийских чемпионов строитель БАМа Николай Чужиков


А тяга к спорту глубоким пластом где-то залегла в душе этого человека. И однажды он вышел на старт. Не из-за самолюбия. Он вышел вместе со своим коллективом, с друзьями-единомышленниками по великим делам. Он вышел на старт незамеченным - в видавшем виды стареньком костюме, на обычных лыжонках. Где уж тягаться с парнями и девчатами в ярких модных куртках да с пластиковыми лыжами!

На финиш Чужиков пришел в числе лидеров. Он оказался среди тех, кто выдержал норов сибирской лыжни, кто не упал на спуске, не оступился на крутом подъеме.

Почему вновь вспомнил о спорте? Олимпийскому чемпиону не раз задавали этот вопрос.

- Без спорта, физкультуры тяжело. На БАМе он нужен, может быть, больше, чем в другом месте. А тут я почувствовал, что стал уставать - дел ведь очень много. Вышел на лыжню, стал заходить в бассейн, спортзал. На старом фундаменте, пусть даже олимпийском, не проживешь. Нужно его укреплять, иначе слишком многого не успеешь сделать. Родина ждет от каждого из нас по максимуму.

Как-то Николай передал своим друзьям по спорту приглашение приехать к нему в гости - побродить по тайге, побывать у проложенных тоннелей, заглянуть на спорткомплекс, который, как считают, один из лучших на БАМе. Мы пообещали обязательно побывать.

Одиссея нашего загребного не кончается. Многие годы Николай вел победным курсом легкую байдарку. Сейчас по великой магистрали века победно идут поезда. БАМ построен сильными людьми, среди которых и мой друг Николай Чужиков.

Вячеслав Ионов, чемпион XVIII Олимпийских игр


ТРОЕ В ОДНОЙ ЛОДКЕ

По аналогии с греблей академической, где наиболее престижной - гвоздем программы - считается победа экипажа восьмерки, в байдарочной гребле такой же популярностью пользуются команды четверок. Кто бывает на регатах, знает, какое это захватывающее зрелище - заезд маленьких "линкоров".

Первый успех в этом виде на олимпийских играх к нашим гребцам пришел лишь с четвертой попытки. Это знаменательное событие произошло в 1964 г., на озере Сагами близ Токио. Загребным той золотой четверки был Николай Чужиков, могучий парень Донбасса, ныне достойно несущий трудовую вахту на БАМе, в доблестном отряде железнодорожников-строителей.

Токийская олимпиада была для меня третьей; я уже выступал в Мельбурне и Риме, имел серебряную медаль. Где-то через год после XVIII Олимпийских игр, все еще продолжая состязаться на голубых дорожках, стал повнимательнее присматриваться к своим товарищам по сборной команде страны, особенно молодым: меня как раз в это время рекомендовали, как принято теперь называть, в качестве "играющего" тренера сборной.

Мой дебют на олимпиадах, уже в качестве наставника мужчин-байдарочников, состоялся в Мехико в 1968 г. и принес значительный успех: талантливый Александр Шапаренко завоевал золотую медаль. Но судьба сыграла со мной на высокогорной трассе Сочимилко одновременно и злую шутку. Впрочем, скорее это была трагедия. Наша четверка, которой едва ли не все специалисты и зрители предсказывали победу, в решающем заезде вообще не финишировала, и до сих пор случившееся покрыто тайной: как и почему в самый разгар борьбы на нашей лодке оборвался тросик рулевого управления? Злой рок или злые люди?..

Рассказываю в подробностях об этих давних событиях только потому, что Юрий Стеценко, неоднократный чемпион мира и победитель Олимпиады-72, мог стать двукратным олимпийским чемпионом, не случись этой беды на Сочимилко.

Так вот, одним из трех молодых гребцов, в котором угадывался талант гонщика незаурядного, был, на мой взгляд, киевлянин-локомотивец Юра Стеценко. Я знал хорошо его тренера Николая Костюченко, гонялся с ним на многих регатах. Николаю Петровичу железнодорожники обязаны рождением секции гребли на байдарках и каноэ в Киеве, которая затем выросла до специализированной школы - СДЮШОР, - одной из лучших на Украине, да, пожалуй, и в стране. Мы быстро нашли с Костюченко общий язык: Николай Петрович занимался с Юрой в Киеве, а я уже продолжал подготовку Стеценко в составе нашей сборной.

Первая на международной арене значительная победа пришла к чемпиону СССР 1964 и 1965 гг. на первенстве мира 1966 г. Регата проходила на известном канале Грюнау, неподалеку от Берлина. Юра выступал в двух экипажах: байдарке-двойке в паре с Шапаренко, профсоюзным гонщиком из Сум, и байдарке-четверке. Юрий и Александр великолепно провели все гонки на дистанции 1000 м, особенно решающую, где их главными соперниками были румыны. Борьба шла напряженная до самого финиша, в которую наши парни вложили все свои силы. Впрочем, я был уверен в их успехе. Несмотря на высокий накал гонки, Шапаренко и Стеценко держали ее в своих сильных руках, не позволили бы обойти себя. У Юры Стеценко это была первая награда столь высокой пробы!

Как ни обидно это признавать, даже за давностью лет, но в гонке четверок гребцы из Румынии переиграли наш квартет. Может быть, сказалась усталость загребного Александра Шапаренко - ведь это была для него уже третья финальная гонка! Наши парни финишировали третьими, а Юрий Стеценко к своей золотой медали прибавил "бронзу". Великолепный дебют железнодорожника, которому исполнилось всего 21 год!

В том же, 1966 году Николаю Петровичу Костюченко было присвоено звание заслуженного тренера республики.

Валерий Диденко родом из подмосковного поселка Мамонтовка. Он всего на год моложе своего будущего одноклубника и надежного партнера по экипажу четверки Юры Стеценко. Обладая отменными природными данными, подросток не мог не увлечься спортом: толкал ядро за 13 м, играл центровым в школьной баскетбольной команде, хорошо прыгал и бегал. Однако учитель физкультуры Василий Федорович Каверин, в ту пору решивший целиком посвятить себя гребному спорту, пригласил Валерия на Учу, на базу - в сараюшку, приспособленную под эллинг. Интуитивно он угадал в парнишке байдарочника с большим будущим.

Не собираюсь подробно останавливаться на периоде становления Диденко как гребца. Были и купания в ледяной воде, и чувство растерянности, когда соперник на две головы меньше ростом уходил от Валерия играючи, и кровяные мозоли. Все шло своим чередом, как у каждого гребца, и Валерий Диденко с честью прошел нелегкий путь и стал большим мастером.

В экипаже четверки роль лидера принадлежит первому номеру - загребному. Валерий постоянно сидел на четвертом номере. Место не из самых удобных. Все брызги с весел товарищей летят на него - ранней весной или поздней осенью такой душ приятным не назовешь. Да к тому же мокнешь под ним часа два, а то и больше. Но четвертый номер - это своего рода тыл экипажа. Гребец следит за ходом гонки, подает команду к спурту или другим тактическим действиям. Представляете, как важно для команды иметь надежного, сообразительного гонщика! Мы, специалисты, считаем, что четвертым номером надо родиться. Диденко был в этом трудном амплуа Мастером.

Вспомним, как выступали во второй половине 60-х - начале 70-х годов наши экипажи байдарок-четверок. Очень внушительными были их достижения. На чемпионатах мира 1970 и 1971 гг. в Копенгагене и Белграде они завоевали золотые медали. В команде чемпиона выступали Валерий Диденко и Юрий Стеценко, а загребным был Юрий Филатов.

Первым крупным соревнованием для 19-летнего байдарочника из Подмосковья стал чемпионат Европы 1967 г. в Дуйсбурге. Великая честь и великое испытание одновременно выпали на долю Валерия - ведь выступать ему пришлось в компании олимпийских чемпионов Анатолия Гришина, Владимира Морозова и Вячеслава Ионова. Тогда на пути нашей байдарки к золотым медалям вновь стал румынский квартет. Валерий вместе с товарищами был удостоен серебряной медали в гонке на 1000 м. Другой советский экипаж во главе с загребным Николаем Чужиковым, где греб и Юрий Стеценко, занял 3-е место.

Перед стартом на 10000 м мы сделали некоторые перестановки в команде. Гришина посадили на второй номер, а загребным стал Морозов. И опять борьба вылилась в дуэль советского и румынского экипажей. Но на этот раз наши гребцы провели гонку в отличном стиле и стали чемпионами мира. Такими похожими оказались дебюты Стеценко на чемпионате мира 1966 г. и Диденко через год на чемпионате Европы. Оба гонщика завоевали по золотой и серебряной медали. Успешное выступление в Дуйсбурге позволило нам включить молодого гребца в олимпийскую сборную. Через год Диденко отправился с командой на XIX Олимпийские игры, но в роли запасного. По возвращении из-за океана у него завершился срок службы в армии, и он вернулся в ряды общества "Локомотив".

В короткой жизни каждого спортсмена, даже самого удачливого и стабильного, случаются срывы. А тем более у команды, в которой четыре гребца. Такая неудача подстерегла наших байдарочников на родном канале в 1969 г., где разыгрывался чемпионат Европы. Право, после дуйсбургской регаты ни тренеры, ни спортсмены, ни зрители не ожидали такого сбоя и потери скорости у нашей четверки.

В гонке на дистанцию 1000 м, как и в марафоне, мы выставили по два квартета. Экипаж с загребным Чужиковым, где в этот раз греб и Валерий Диденко, был заявлен на обе дистанции. Но, увы, гонки у наших парней не заладились. На дистанции 1000 м они заняли лишь 4-е место, а в марафоне и того хуже - 5-е. Слабым утешением для байдарок-четверок была "бронза" на 1000 м экипаже с загребным Александром Шапаренко, в котором были два других локомотивца - Юрий Стеценко и совсем молодой Юрий Филатов.

После столь огорчительной неудачи в Химках нужно было срочно формировать состав нового экипажа четверки. Гонки в Москве показали, что наша старая олимпийская гвардия устала, а скорости тем временем выросли. Нужны были дерзкие, честолюбивые гребцы новой волны. Одним из таких гонщиков был ученик моего товарища Вадима Качура - гренадерского роста, обаятельный Юра Филатов, которому едва исполнилось 19 лет. Впрочем, к тому времени Юрий переехал в Киев и стал тренироваться вместе со своим тезкой Стеценко в школе Николая Петровича Костюченко.

Чемпионат мира 1970 г. состоялся в Копенгагене. В гонке на олимпийскую дистанцию 1000 м мы, что стало неожиданным для соперников, выставили практически новый экипаж. Из опытных гребцов в нем остался один Владимир Морозов, несгибаемой воли человек, трехкратный олимпийский чемпион. Роль загребного доверили Юрию Филатову, а на последующих трех номерах сидели Валерий Диденко, Юрий Стеценко и Морозов. Все гонщики, кроме Морозова, были воспитанниками "Локомотива".

В начале 70-х годов в спор за высшие награды в гребле на байдарках и каноэ активно включились спортсмены ГДР. Теперь мы должны были считаться с командами этой страны, которых отличала самобытная школа, высокие скорости, умение подойти в наилучшей спортивной форме к самым главным регатам. Именно немецкие гребцы оказались нашими главными соперниками в решающем заезде. Мы очень волновались за исход этого поединка на голубых дорожках. Нас интересовала не только судьба золотых медалей. Более существенным было другое - удачен ли наш поиск экипажа, верны ли методика и стратегия подготовки к приближающейся XX Олимпиаде?

Загребной Юрий Филатов блестяще провел гонку. Гребцы работали слаженно, четко, любо-дорого было смотреть. Все попытки немецких гребцов взять инициативу гонки в свои руки были хладнокровно пресечены. Победа! Горький урок на канале в Химках пошел впрок.

По возвращении из Копенгагена Юрию Филатову, Юрию Стеценко и Валерию Диденко было присвоено звание заслуженного мастера спорта. Николай Петрович Костюченко удостоился звания заслуженного тренера СССР.

Итак, поиск боеспособного экипажа четверки принес успех. Теперь передо мной стояла задача поддерживать форму экипажа в течение двух лет, а к олимпийской регате в Мюнхене выйти на рубеж еще более высоких скоростей. В Копенгагене наши парни прошли дистанцию за 3.06,37, что считалось гроссмейстерским временем. Но... это было вчера. И мы, приглушив в себе звуки победных фанфар, начали подготовку к новым регатам.

Савское озеро в Белграде знают многие поколения гребцов. Водоем расположен почти в самом центре Белграда, живописном и любимом жителями месте отдыха. Нетрудно представить, с каким интересом наблюдают белградцы за регатами сильнейших гребцов мира. Не был исключением и чемпионат мира 1971 г., ставший предолимпийской репетицией.

Рекордное количество стран - 25 приняли участие в IX чемпионате мира. Уже в первом предварительном заезде заставили обратить на себя внимание традиционно сильные команды Румынии, Венгрии, а также ГДР. Но даже и среди этих именитых экипажей выделялась команда ФРГ - рослые, атлетического сложения парни. Финальная гонка прошла на высочайших скоростях. Немецкая четверка - хозяева будущей олимпийской регаты - показали превосходное время - 3.06,194. Это лучше, чем год назад было у чемпионов мира. Ну а сами чемпионы во главе с Юрием Филатовым? Три железнодорожника и армеец прошли дистанцию еще стремительнее - 3.05,006! Вот как красиво была завоевана победа на Савском озере! Теперь впереди был олимпийский Мюнхен - гребной канал Фельдмохинг.

Казалось бы, лететь и лететь нашей экспресс-четверке вперед, не зная пробуксовки. Но терниста дорога к Олимпу. За два месяца до Олимпиады мы отправились в Румынию, на Снаговскую регату. Приехали фаворитами, а уезжали с соревнований мрачнее тучи. "Конец русской гегемонии" - под такими заголовками некоторые местные газеты поместили репортажи с гонок. И журналисты были правы - в финале нашу четверку обошли сразу четыре лодки.

Мы сделали все, чтобы не впасть в уныние, избежать упреков друг другу, и сосредоточенно принялись работать. До Олимпиады оставалось два месяца - это и мало и много. Смотря как использовать время... Подготовка шла в атмосфере доверия, дружбы, полного взаимопонимания.

В Мюнхене на Играх XX Олимпиады байдарочники и каноисты завершали программу Игр, их выступление стало венцом блестящей победы олимпийской команды Страны Советов, завоевавшей 50 золотых медалей. Вот как было оценено их выступление руководством делегации: "Украшением олимпийских соревнований стали выступления наших гребцов на байдарках и каноэ: шесть золотых медалей из семи. Это может показаться чудом...".

А кульминацией этого чуда на Фельдмохинге стал заезд байдарок-четверок.

"Реди, гоу!" - звучит судейская команда, и одновременно в небо взвивается ракета: пошли! Легкие лодки вспарывают воду, гребцы, сразу же набрав высочайшую скорость, рвутся на финиш. Темп около 120 ударов в минуту. В какой-то момент забываю о своих тренерских обязанностях, залюбовавшись работой моих парней. Крылья-весла ритмично взлетают над водой, чтобы тут же уйти в ее синеву и с еще большей мощью сделать проводку. Не плывут - летят байдарки. И впереди красные майки нашего экипажа.

Метров за двести пятьдесят загребной румынской лодки Аурел Вернеску предпринимает попытку достать наших гребцов - темп достигает уже 124 ударов в минуту. А следом за румынами в погоню включаются и норвежцы. Но я уже вижу, я уверен, что филатовский квартет не достать. Не лодка - экспресс на воде! Последний спурт - последнее золото Олимпиады-72 наше, советское!

Юрий Стеценко, как самый старший из этой великолепной команды, раньше своих товарищей повесил "сушить" весло. За большие успехи в спорте коммунист Юрий Николаевич Стеценко был отмечен высокими правительственными наградами - орденом "Знак Почета" и медалью "За трудовую доблесть". Закончив Киевский институт физкультуры, он быстро проявил себя на научном поприще - стал кандидатом педагогических наук.

Почетный железнодорожник Юрий Стеценко сегодня трудится в том же институте физкультуры, является вожаком вузовской партийной организации. Когда он заполняет какую-либо анкету, где есть графа "Спортивное общество", непременно напишет: "Локомотив".

Валерий Диденко и после триумфа в Мюнхене продолжал успешно выступать в большой гребле. Был чемпионом страны, призером крупных регат. На чемпионате мира 1973 г. в составе опять же четверки получил серебряную медаль. Награжден орденом "Знак Почета". После завершения своей карьеры спортсмена стал тренером. Некоторое время мы работали рядом в сборной команде страны. Мне думается, что Валерий Антонович Диденко пока еще не проявил себя в полной мере на тренерском поприще.

Юрий Филатов - выдающийся гребец, оставивший яркий след. Через четыре года в Монреале Юрий привел к победе наш новый экипаж, стал двукратным олимпийским чемпионом. Родина по достоинству отметила заслуги спортсмена, капитана сборной команды СССР, наградив его двумя орденами - Трудового Красного Знамени и "Знак Почета", медалью "За трудовую доблесть".


Юрий Филатов

Юрий Филатов


В 1972 г. Филатов закончил Киевский институт физической культуры, а через два года был призван на военный флот, стал морским офицером. Мне довольно продолжительное время довелось работать с Юрием Николаевичем в сборной команде страны, где он обычно готовил экипажи байдарки-четверки. За успехи учеников в международных соревнованиях "Дружба"-84 коммунисту Филатову было присвоено звание заслуженного тренера СССР.

Труден путь к победам. Выдающиеся успехи экипажа байдарки-четверки, в составе которой выступали три спортсмена общества железнодорожников, уникальное в своем роде достижение. И есть с кого брать пример юношам и девушкам, занимающимся в секциях "Локомотива".

Игорь Писарев, заслуженный тренер СССР


ЧЕМПИОН, БРАТ ЧЕМПИОНА

В январе 1986 г. в календаре всесоюзных соревнований гребцов на байдарках и каноэ появилось новое состязание - зимний чемпионат СССР. Регата проходила на известном Гальском водохранилище в Абхазии, традиционном месте подготовки сборной команды страны к летнему сезону. В гонках каноистов на Дистанциях 1000 и 10000 м в число призеров вошел 19-летний Александр Калиниченко из Фастова.

Успех молодого гребца, воспитанника известного тренера железнодорожников из этого древнего городка под Киевом Валентина Николаевна Бузинова, специалисты и спортсмены встретили довольно сдержанно. Истинное мастерство, по их мнению, проверяется на летней воде, в пору основных стартов. Мнение это, нужно признать, имело под собой крепкое основание: в сборной команде немало было дебютантов, которые "выстреливали" на пороге сезона, а затем отступали на вторые позиции. В апреле гребцы выступают в гонках на Кубок СССР. Эта регата по значимости уступает лишь чемпионату страны. Тем более что призовое место в ней гарантирует дальнейшую подготовку под флагом главной эскадры.

Герой зимнего чемпионата Александр Калиниченко на соревнованиях в Одессе, где проходил Кубок страны, заявил о себе еще более громко. Три финальные гонки - три убедительные победы. В истории кубковых стартов такого результата добивались лишь самые титулованные наши гребцы, такие, как Александр Шапаренко, Сергей Петренко, Владимир Парфенович, Сергей Чухрай. Саша быстрее всех прошел на одиночке пятисотку, а затем в паре с чемпионом мира среди юниоров Виктором Ренейским из Белоруссии был первым на дистанциях 500 и 1000 м на двойке.

- Мы отлично чувствовали ход лодки, - расскажет потом о гонках Калиниченко. - Каждый жест, каждое движение партнера мне были понятны.

Потом добавит еще, что был несказанно рад победе в Одессе.

- Я постоянно ощущал взгляд с трибуны двукратного олимпийского чемпиона Сергея Владимировича Петренко, моего старшего одноклубника. Этот мастер каноэ был и остается моим кумиром.

Наша первая встреча с Александром состоялась в тихом лесном Сынтуле, небольшом рязанском поселке в нескольких километрах от Оки. Здесь, на уютном, укрытом есенинскими березами озерце, наши лучшие гребцы проводят заключительные тренировки перед главными регатами. На этот раз Саша и его товарищи готовились сразу к двум стартам: чемпионату СССР и Мемориалу Юлии Рябчинской. Разговор наш поначалу зашел о старшем брате Саши - Сергее.

Калиниченко-старший за год до Московской олимпиады стал чемпионом Европы среди юношей в каноэ-семерке (у мужчин заезды в этом классе лодок не проводятся) и уже осенью 1980 г. был включен в состав взрослой сборной команды страны. Тренировался Сергей в группе Вячеслава Дмитриевича Малюкова. Наставник, как, впрочем, и вся команда, ценил в Калиниченко умение тренироваться вдумчиво, с отдачей, его общительность и уравновешенность.

Узнав об увлечении Сергея фотографией, на базе оборудовали лабораторию. Вскоре шефы-комсомольцы подарили фотоаппарат, и в команде начал работать фотокружок под началом Калиниченко. Возможно, стенные газеты "Бриз" с фотографиями Сергея еще и сейчас можно найти в библиотеке гребной базы в Гали.

Не однажды Сергей увлеченно рассказывал о своем Фастове - крупном железнодорожном узле, традициях гребцов ДСО "Локомотив". Не забыл упомянуть о своем младшем брате, которого он тоже привел на базу, в группу Валентина Николаевича Бузинова. Сергей Калиниченко довольно успешно выступал несколько сезонов на всех крупнейших регатах. Сборную команду каноистов в то время изрядно лихорадило, одни кандидаты сменяли других с надеждой стать достойными былой славы прославленных гребцов. Но и новая волна каноистов высоко не взлетала. Недолго защищал честь сборной команды и чемпион Европы Сергей Калиниченко. Прекратив выступления, он стал тренером в родном Фастове - помощником своего наставника Бузинова.

Путь братьев в гребле удивительно схож. База "Локомотива" на берегу Унавы стала вторым домом. Анатолий Васильевич Калиниченко, токарь завода "Красный Октябрь", спортом в молодости не увлекался, тем не менее радовался увлеченности своих хлопцев - сначала старшего, а затем и младшего сына. И мама их, Инна Васильевна, поперек тропинки к Унаве не встала. Она хотела видеть сыновей "самыми сильными, самыми здоровыми, самыми красивыми", и река, как подсказывало материнское сердце, могла все это дать ее ребятам.

Сергей Калиниченко в 1979 г. завоевал звание чемпиона Европы. Четыре года спустя советская команда семерки вновь победила на подобной регате. В экипаже чемпионов был и Калиниченко, но уже младший. Осенью 1985 г. Сашу включили в состав сборной страны.

После победы на юниорском первенстве континента юный железнодорожник сумел проявить себя и в компании взрослых гонщиков. На всемирно известной регате в английском городе Ноттингеме в 1984 г. Саша вместе с москвичом Алексеем Жуковым стал третьим призером в гонке на каноэ-двойке на 1000 м.

Калиниченко-младший раздался в плечах, возмужал (рост Саши 185 см, вес 88 кг). В 1985 г. железнодорожник завоевал свою первую золотую медаль на командном чемпионате страны, стартуя за сборную Украины в эстафете 4х500 м. На Мемориале своей прославленной одноклубницы Юлии Рябчинской-85 в индивидуальной гонке на 1000 м он вышел в финал, где финишировал восьмым; он оставил позади немало сильных каноистов. И, наконец, успех на личном чемпионате СССР. Калиниченко-младший смело и решительно вел борьбу на труднейшей дистанции 10000 м и закончил водный марафон третьим. Высокие скорости молодого гонщика на самых разных дистанциях говорили о недюжинных возможностях каноиста, способного одновременно держать высокий темп и обладавшего выносливостью.

- Саша Калиниченко - один из самых трудолюбивых гребцов, пришедших в команду в последнее время, - так характеризовал воспитанника Бузинова самый титулованный советский каноист середины 80-х годов, капитан сборной команды Иван Клементьев. - Он может терпеть на дистанции, гонку ведет по-бойцовски до конца. Саша отменно выступил на Кубке СССР в Одессе. Калиниченко, на мой взгляд, главная олимпийская надежда в нашем виде спорта.


Александр Калиниченко

Александр Калиниченко


Победы, как и признание, приходят к гребцам по летней воде... На Мемориале Рябчинской - регата проходила на канале в Крылатском одновременно с личным чемпионатом страны - Саша Калиниченко стартовал на дистанцию 1000 м со своим, теперь уже постоянным, партнером и другом Виктором Ренейским. Экипаж двойки показал высокую слаженность, неуемное желание быть первым. За кормой их лодки остались все признанные мастера каноэ - советские и зарубежные. Победный финиш на знаменитой олимпийской трассе принес гребцам две золотые награды - победителей Мемориала и чемпионов СССР.

Над голубой лентой канала поднимался в голубое майское небо алый флаг Родины - в честь победы молодого гребца-железнодорожника из города Фастова Александра Калиниченко. И мне в эти минуты торжества припомнился наш разговор в тихом Сынтуле.

- Знаменитые гребцы, такие, как немец Хойкродт, румынские и венгерские каноисты, поднимают темп на олимпийских дистанциях 500 и 1000 метров до 72 ударов в минуту. У меня темп пока ниже - 66 ударов. Буду работать...

Мы верим в звезду Саши Калиниченко - рассудительного, обаятельного парня, преданного гребле, маленькому городку Фастову и родному клубу с эмблемой несущегося локомотива, верим в новые победы ученика Валентина Николаевича Бузинова и Калиниченко-старшего.

Вячеслав Орессов


ВОСЕМЬ ВЕСЕЛ

Поздней осенью шел через Парковый мост к Матвеевскому заливу высокий, чуть сутуловатый человек. Широкие плечи под курткой свидетельствовали о силе, атлетическом сложении. Не спеша шагал он по мосту, время от времени придерживая кепку под порывами днепровского ветра, изредка поглядывая на реку. Это был Виктор Васильевич Потабенко - заслуженный тренер СССР, наставник знаменитой восьмерки "Локомотива". Не знаю, вспоминал ли он в этот момент путь, пройденный в спорте вместе со своими девчонками, тысячи километров, оставленных за кормой тренерского катера. Блестящие победы начиная с 1978 г. на чемпионатах мира, рекорды гребных трасс в разных странах, высокие звания заслуженных мастеров спорта - вот что такое киевский экипаж восьмерки "Локомотива".

Лет двенадцать назад появился на динамовской гребной базе невозмутимый Виктор Потабенко. Начал работать с девушками, а сам постоянно прикидывал, кто подойдет для восьмерки. На тренировочном плоту стали одна за другой появляться высокие, крепкие девушки. Одну привели спортсменки, другую Виктор увидел на улице, уговорил - пришла... Так было с Ольгой Гузенко. Встретил на Крещатике, она в тот день приехала по какой-то необходимости из села в город. Пришла Оля на базу да и осталась. Или Нина Уманец. Увидела ее в магазине жена Потабенко, разговорились, и появилась в команде веселая, умная, острая на слово, позднее ставшая комсоргом сборной команды СССР Нина Уманец.

Собрал Виктор Васильевич девчонок, посадил в самую большую лодку и объявил - готовимся стать чемпионами. Вроде бы и получалось, и скорость уже появилась, и даже стали они третьими на республиканской регате, но... Как всегда, когда у молодых тренеров появляются приличные спортсменки, более опытные, именитые наставники сразу забирают их и рассаживают по другим экипажам - якобы в интересах клуба. Так и сейчас делают на всех базах страны. И распалась команда. Но уже появился спортивный азарт у тренера - восьмерка и только! И покинул он "Динамо".

В начале 1974 г. на базе "Локомотива" в Матвеевском заливе собрались девушки, и тренер спокойно так сказал: "Кто хочет стать чемпионками мира, садимся в восьмерку. Будем готовиться побеждать!". И кто-то несмело в тишине сказал, как бы про себя:

- А когда это будет?

- Не скоро, когда научимся грести и тренироваться, - ответил тренер, - но побеждать будем всех!

Стало всем вдруг весело, и девчонки пошли на разминку.

Поначалу не было ничего: ни лодки, ни хороших весел, ни даже загребной. А без последней, то есть лидера, какая же команда? И поехал Потабенко... в гости к Марии Пазюн. Тренировалась она у него еще в "Динамо". Но потом решила бросить спорт. Но поговорили, и приняла Мария предложение тренера - помочь создать команду. Именно помочь, временно вернуться в греблю. Но когда начала тренироваться, познакомилась с девчонками, увлеклась и осталась.

Потабенко постоянно работал над созданием новых методов подготовки, варьировал объемы нагрузок. Придумывал и новые тренажеры, и новые тренировочные упражнения. Глядя на его новации, иные коллеги подшучивали.

1977 г. Большая Московская регата. Первый международный старт. Дебютантки готовы дать бой, но... тренерский совет решает разделить команду на две четверки. Как ни убеждал Потабенко, как ни горячился, даже дверью хлопнул, - не помогло. Мысль была простой: сильная восьмерка - призер олимпиады - у нас есть, а вот с четверками полный провал.

По жребию обе четверки "Локомотива" попали в один заезд, а это значило придется "выбивать" друг друга. Ведь только одна лодка могла выйти в финал! Одна из команд попала в главный заезд, где финишировала третьей. Но на следующий день праздник: его восьмерке разрешают стартовать. Гонка была необычайной. Принципиальный, такой важный в жизни тренера и девушек, захватывающий всех заезд. И они победили. Так появилась на международной арене восьмерка киевского "Локомотива".

И вот чемпионат мира 1977г. в Амстердаме. Ни одному из советских экипажей не удалось победить, лишь четверка распашная с рулевой и восьмерка заняли вторые места. Большую часть дистанции киевлянки на равных шли с командой ГДР и на финише проиграли соперницам 2 сек. Чемпионат стал хорошим уроком для спортсменок и их тренера. Важный вывод сделал для себя Потабенко: ни при каких условиях не менять техники. Стиль, гребок, отработанные годами, менять нельзя - это ведет к поражению. Урок оказался очень кстати, больше таких ошибок он не повторял никогда.

Осенью решили - нужна скорость. И Виктор Васильевич ставит новую задачу - восьмерка должна проходить километровую дистанцию быстрее 3 мин. В истории этого еще не было, но он уже почувствовал - новые скорости "линкоров" академической гребли не за горами. Потабенко понял это первым, а поняв, уверовал в идею.

Начало сезона 1978 г. шло по плану; тренировки, старты - все подтверждало правильность выбора. За два месяца до чемпионата мира пришлось "встряхнуть" команду - неожиданно для всех он высаживает из лодки одну из самых техничных спортсменок - Олю Крышевич. Загребная, лучшая его ученица стала постепенно считать себя незаменимой, позволять себе много больше, чем это позволено было в команде. Тренер такого терпеть не стал, и оказалась она на берегу. И что интересно - девушки поняли его, никто не выступил в защиту Ольги, и не думали они в тот момент о возможной потере скорости, о развале команды, о том, что загребная - это главная "персона" в лодке. В команде появилась Валя Ермакова из Астрахани.

И вновь Виктор Васильевич обращается к Пазюн. Перед самым отлетом он сажает ее на восьмой номер. Доверие? Да! Надежность? Да! А команда? Все "за"! Первая же прикидка и результат близок к 3 мин. А это гроссмейстерский уровень. Мария Пазюн была серьезным человеком. Она работала путевым обходчиком и понимала, наверное, лучше других в команде, что за успехи надо платить трудом.

Вот что говорит о Марии тренер:

- Я нисколько не волновался за Машу. Если бы выставлялась оценка за надежность, самой высокой я отметил бы Пазюн. Ее путь в спорте - пример того, как сильный характером человек может преодолеть все. От природы она не отличалась ни силой, ни особым здоровьем. А теперь в сборной страны нет спортсменки надежнее ее...

Озеро Карапиро в Новой Зеландии. На чемпионат мира поехали лишь те экипажи сборной страны, которые претендовали на медали. Восьмерка киевского "Локомотива" была среди них первой, с ней связывали надежды на успех. С чемпионата Европы 1973 г. в Москве не было у нас побед в этом наиболее престижном классе лодок.

Далеко это озеро Карапиро. Неприятности начались задолго до гонок. При погрузке лодок на корабль - а их везли из Ленинграда на далекий континент на пароходе - их восьмерку раздавили. На помощь пришли рабочие завода "Дзинтарс". За несколько дней отремонтировали, склеили по ленточкам, упаковали в ящик.

Девушки были уже в Новой Зеландии, бегали, тренировались в мелких лодках. Наконец пришел корабль. Аккуратно сгрузили ценный груз, привезли на базу, сняли обшивку... и все ахнули. Лодка была похожа на длинный штопор. Перекошенная, со вздувшимися ребрами - жара и бурный океан сделали свое дело. И вновь срочный ремонт, в основном своими силами. Когда местные мастера увидели самоотверженный труд тренера и команды, не выдержали и пришли на помощь.

Первая гонка. Стремительно прошла команда дистанцию. А когда остановилась стрелка секундомера, то оказалось, что 1000 м девушки "Локомотива" прошли за 2 мин. 59,2 сек. Преодолели рубеж 3 мин. Это был и психологический удар для соперников.

В финале никто не смог оказать нашим девушкам достойного сопротивления. Экипаж прошлогодних чемпионок мира - сборной ГДР отстал от победителей на 4 сек.

Первая победа! Первые золотые медали чемпионок мира, первые заслуженные мастера спорта в истории академической гребли "Локомотива". Виктору Васильевичу Потабенко было присвоено звание заслуженного тренера СССР.

Вот состав той восьмерки первых чемпионок мира: Мария Пазюн, Елена Терешина, Татьяна Буняк, Нина Антонюк, Валентина Ермакова, Надежда Дергаченко, Нина Уманец, Ольга Пивоварова и рулевая Нина Фролова.

После победного финала прошло 7 лет, восьмерка стала шестикратным чемпионом мира, почти на всех гребных каналах мира линкором "Локомотива" установлены рекорды трасс.

И вот 1980 год. Олимпийская регата в Москве, на родном канале в Крылатском. Как готовились, как ждали этой гонки, как хотели победить - об этом можно написать роман.

Финальная гонка. Тысячи болельщиков вдоль всей дистанции. Подбадривали так, что порой неслышно было и команд рулевой. Шли как в тумане - так потом скажет Нина Уманец. Перед самым финишем, уже напротив трибун, две лодки шли рядом. Но вот чуть вперед, всего-то на 0,57 сек., уходит команда ГДР, это же меньше чем на полтора метра из 1000. И... только серебряные олимпийские медали.

Другой коллектив сложил бы весла, потерял веру, но только не этот. И осенью Потабенко на собрании команды вновь произнес свои, теперь уже привычные слова: "Будем готовиться побеждать!".

Мюнхен, 1981 год. К этому времени американская восьмерка прошла в Люцерне дистанцию за 2 мин. 59 сек. Очная встреча на олимпийском канале Фельдмохинг принесла победу киевским спортсменам, укрепила их веру в свои силы, веру в тренера, его кредо "Побеждать!".

Потом были победы в Люцерне в 1982 г. с результатом 2 мин. 57,97 сек., в Дуйсбурге в 1983 г. - 2 мин. 56,22 сек., в Москве на регате "Дружба" в 1984 г. - 3 мин. 09,27 сек.

Тренер и команда... И все же вначале был тренер... Виктор Васильевич Потабенко.

Ему за сорок. В молодости увлекался многими видами спорта, а потом увидел стремительную лодку с длинными веслами и пришел на гребную базу.

Худой, длинный, нескладный, он не вселял больших надежд. Тренер лишь изредка посматривал, приходит этот мальчишка или нет. А Виктор заразился греблей и проводил в лодке по 4-5 часов. Были и победы, но незначительные. В 1972 г. он окончил Киевский государственный институт физической культуры (заочно), выступал в различных лодках без особых успехов. На вопрос, что главное в спортсмене, Виктор ответил коротко: "Трудолюбие, добросовестность в работе!".

Когда покинул греблю, прошел большой путь, прежде чем вернуться на гребную базу в качестве тренера: работал рыбаком, шофером, уходил на долгие месяцы с геологической партией. И все же тянуло его к лодкам. Настал момент, когда он не смог больше бороться со своим желанием добиться того, чего сам не смог в лодке. Виктор уже тогда пришел к убеждению: результаты могут быть достигнуты лишь при высоких нагрузках на тренировках. В те годы это было новым направлением. И когда начал тренировать команду, все без исключения предсказывали ему провал - какие же девчонки выдержат такие нагрузки! Выдержали и победили. И теперь побеждают.

После 1980 г. в нашей гребной эскадре появился дуэт тренеров: Потабенко - Прокопенко из Пскова. Им доверили роль старших наставников сборной, ответственных за подготовку команд распашного весла.

Сначала состоялся откровенный разговор со спортсменками - впереди был четырехлетний олимпийский цикл. Цель одна - золотые медали в обоих классах лодок, за счет предельных скоростей побеждать на мировых первенствах.

Не все мастера нашли в себе силы для повторной попытки взять вершину. Да тренеры на это и не рассчитывали! Зато костяк остался прежний. Остались и рулевые - в четверке и в восьмерке - Нина Черемисина и Нина Фролова. Наставники исходили из принципа: рулевая - второй тренер. А во время гонки рулевая - это мозг экипажа, стратег и тактик. Простому исполнителю такую роль не доверишь. Но в данном случае тренеры открыли творческую жилку в своих помощницах - рулевых Черемисиной и Фроловой.

В экипаже важен каждый спортсмен сам по себе. Поэтому шли долгие поиски оптимального состава. В мелких лодках проверялся каждый кандидат. Располагая тремя составами четверок, тренеры на всех крупных регатах весной 1981 г. еще и еще раз устраивали соревнования между квартетами, двойками. А до этого была работа до седьмого пота над техникой.

На первых порах тренеры слышали ропот недовольства. Псковитянки не привыкли к таким физическим нагрузкам. Киевлянки не понимали, зачем им надо с азов отрабатывать технику гребка. Пожалуй, в этих условиях несколько проще было новичкам, пришедшим из других гребных центров страны.

Эта совместная работа дала ощутимые результаты: два года их команды не знали поражений.

Сегодня у Виктора Васильевича Потабенко есть и последователи, и ученики, и оппоненты. Но он убежден: надо дома сделать больше, чем понадобится потом в гонке. Он считает: "Чтобы побеждать, надо пытаться сделать лучше и больше того, на что сегодня готова команда".

Команда...

Каждый коллектив, объединенный одной целью, имеет свой характер. У спортсменок киевского "Локомотива" характер настоящих чемпионок.

...1980 год. В полуфинале первенства страны чемпионки проиграли другому сборному экипажу (загребная Л. Кошкалда), но тем не менее и второе место в заезде открывало дорогу в финал.

И вот он наступил. На трибунах гадают, как же сложится борьба? Возьмут ли реванш двукратные чемпионки мира (загребная М. Пазюн) или нет?

Лодки прошли 250 м, и в это время на весле седьмого номера команды Нины Преображенской отваливается пол-лопатки. А это уже настоящая беда. Но спортсменки не растерялись. И после победного финиша девушкам невольно вспомнился подобный случай из их собственной же практики: три года назад на Большой Московской регате у одного из весел напрочь оторвало лопатку. Но "прихрамывающая" восьмерка и тогда была первой...

В 1985 г. по решению Международной федерации академической гребли дистанция для женских команд увеличилась вдвое - теперь девушкам предстоит проходить 2 километра, как и мужчинам.

Естественно, появилась необходимость пересмотреть методику подготовки, объемы нагрузок, а самое главное - психологически быть готовым к более длительной борьбе на дистанции.

Увы, по-настоящему проверить свою готовность не было возможности - основной соперник, команда ГДР, ни на одной регате не выступал в боевом составе. И вот чемпионат мира в Бельгии. Озеро Хазевинкель прочертили шесть двухкилометровых дорожек, в конце которых выстроились шесть сильнейших восьмерок мира. Накануне я подошел после очередной тренировки к команде, попробовал пошутить, но не тут-то было... Все, во главе с тренером, были озабоченные и хмурые. И вот тут я и услышал последнюю фразу Виктора Васильевича: "После обеда загребать сядет Лена Терешина!" Я подумал риск. Однако, зная Потабенко, можно было не сомневаться - он-то продумал это неоднократно.

На следующий день в финальной гонке киевская восьмерка от старта и до финиша шла впереди. К своей шестой золотой медали чемпионатов мира! И во всех чемпионатах начиная с 1978 г. выступала Елена Терешина.

Сегодня восьмерка киевского "Локомотива" устремлена в Будущее.

Георгий Сурков, мастер спорта




« Предыдущий раздел
Гимнастика
К оглавлению Следующий раздел »
Конькобежный спорт

 

О проекте | В помощь новичку | Техподдержка | Обратная связь | Баннеры сайта | Реклама на сайте | Каталог ссылок
При использовании материалов ссылка на lokomotiv.info - обязательна