Закрыть
Вход
Забыли пароль?
Зарегистрироваться
Войти как пользователь:

Если вы зарегистрированы на одном из этих сайтов, или у вас есть учетная запись OpenID, вы можете войти на Lokomotiv.info, используя имеющийся аккаунт.

Если у вас уже есть профиль на Lokomotiv.info, вы можете “привязать” к нему по одному аккаунту с каждого из представленных сайтов. Выберите сайт и следуйте инструкциям.

Если вы зарегистрированы на других сайтах, авторизуйтесь по протоколу OpenID:

Войти по регистрации на Lokomotiv.info:
Забыли пароль?
Зарегистрироваться
  Блоги   | Гостевая | Люди | Библиотека | Прогнозы | Мозаика | Картинки | Подписка
 
Библиотека




 

Публицистический сборник "Локомотиву - 50"

Конькобежный спорт



КОНЬКОБЕЖНЫЙ СПОРТ

Чемпионат СССР 1935 г., проходивший в марте на льду московского стадиона "Торпедо", закончился сенсационно: непобедимый Яков Мельников на дистанции 500 м проиграл 0,3 сек. неизвестному конькобежцу из Саратова Анатолию Капчинскому.

Саратов был белым пятном на конькобежной карте страны. Обычно на пьедестал поднимались спортсмены Москвы, Ленинграда, Горького. И вдруг представитель Саратова показывает лучшее время дня. "Случайность" - решили и любители коньков и специалисты. В 1936 г. на первенстве СССР впервые разыгрывались звания чемпионов страны на отдельных дистанциях. И вновь все известные мастера уступили молодому Капчинскому. Так 23-летний саратовец открыл список чемпионов страны на отдельных дистанциях.

Спустя два года в Москве, на том же самом катке "Динамо", Капчинский повторил свой успех и во второй раз стал чемпионом СССР в беге на 500 м и серебряным призером на дистанции 1500 м.

Капчинский уверенно выступил и на дистанции 5000 м, где занял 4-е место. По сумме трех дистанций он стал лидером в борьбе за звание абсолютного чемпиона СССР. Однако когда начались забеги на заключительной дистанции - 10000 м, то свои коррективы внесла оттепель: дорожка Центрального стадиона "Динамо" таяла прямо на глазах, а когда на старт вышел Капчинский, по льду разлились лужи, коньки вязли, проваливались в лед. И Анатолий растерял все свое преимущество.

Два месяца спустя в Кирове, на знаменитом катке "Динамо", железнодорожник установил новый фантастический для того времени рекорд в беге на 1500 м - 2.20,6, продержавшийся долгих тринадцать лет.

В 1940 г. на первенстве страны Капчинский завоевал серебряную награду в спринте, а год спустя в Кирове обновил высшее достижение СССР в беге на 1000 м.

В конце 40-х - начале 50-х годов одним из лучших стайеров страны считался представитель московского "Локомотива" Юрий Курбатов из Москвы. Он неоднократно поднимался на пьедестал почета чемпионатов СССР и Москвы, а в 1949 г. в Горьком выиграл первенство страны в беге на 5000 м.

Несомненно, большой вклад в развитие конькобежного спорта в обществе внес олимпийский чемпион 1956 г. в беге на 1500 м Юрий Михайлов. Уроженец Калинина Михайлов пришел в общество железнодорожников уже будучи зрелым мастером, но его пример и богатый опыт помогли многим молодым железнодорожникам делать первые шаги на ледовых дорожках.

В 1955 г. на спортивном небосклоне засияла звезда москвички Алиды Зотовой, которая впоследствии вышла замуж и выступала под фамилией Грач. В следующем году Алида завоевала "серебро" на своей любимой дистанции - 3000 м. В течение нескольких лет Грач оставалась одной из сильнейших спортсменок страны, неоднократно побеждала на всесоюзных соревнованиях, чемпионатах и спартакиадах Москвы.

Традиции Капчинского в спринте блестяще продолжил Лев Зайцев из Куйбышева. Он повторил мировой рекорд в беге на 1500 м - 2.06,3, дважды побеждал на этой дистанции на чемпионате СССР, выиграл спринт на первенстве Европы 1960 г. Кроме того, Зайцев был обладателем приза имени С. М. Кирова, неоднократно вносил вклад в командную победу сборной РСФСР в матчах со шведами, а на Белой Олимпиаде 1964 г. в австрийском Инсбруке вошел в шестерку сильнейших на своей любимой полуторке.

В это время на всесоюзной арене появились две молодые спортсменки, которым суждено было продолжить славные традиции скороходов "Локомотива". Это Татьяна Сидорова из Челябинска и Ласма Каунисте из Риги.

Преподаватель физкультуры Татьяна Сидорова впервые отличилась на всесоюзном первенстве 1959 г. В своем родном Челябинске Таня - тогда ее фамилия была Мохова - завоевала "бронзу", проиграв победительнице - спортсменке из "Буревестника" Тамаре Рыловой - 0,8 сек.

В 1962 г. на I зимней Спартакиаде народов СССР Татьяна показала второе время на пятисотке.

Успешно выступила Сидорова и на Белой Олимпиаде в Инсбруке, став обладательницей бронзовой медали.

В 1962 г. на Медео проходило первенство СССР среди юниоров. На соревновании уверенно выступили две подружки из Риги - Ария Гулите и Ласма Авотиня. Латвийские девушки заняли первые два места в многоборье.

На I зимней Спартакиаде народов СССР Ласма Авотиня на равных боролась уже со взрослыми конькобежками.

Наивысший успех Каунисте - выступление на чемпионате мира 1969 г. К тому времени уже дважды подряд советские спортсменки, многие годы не знавшие поражений на международной арене, проиграли лавровый венок голландкам, а на Белой Олимпиаде-68 сумели выиграть лишь одну высшую награду.

В Гренобль, где проводился чемпионат мира 1969 г., конькобежки Нидерландов приехали главными претендентками на успех. Ласма Каунисте практически в одиночку боролась с пятеркой представительниц Голландии. Ровно выступив на всех дистанциях, обновив мировое достижение для равнины на 1000 м, Каунисте сумела выиграть, не оставив никаких шансов всем своим соперницам.

Лидия Скобликова, знаменитая "уральская молния", собрала за свою спортивную карьеру все высшие награды конькобежного спорта. Завершив свои выступления, Лидия Скобликова-Полозкова долгое время возглавляла конькобежную секцию в московском "Локомотиве" в Черкизове.

В 1978 г. выдвинулся в ряд сильнейших скороходов страны молодой представитель "Локомотива" Павел Пегов. За год он сумел преодолеть путь от новичка до чемпиона общества, способного на равных бороться с асами ледовой дорожки.

Павел начал заниматься конькобежным спортом в Улан-Уде у Нины Бобровой. В 1977 г. Пегов принял участие в первенстве страны среди юниоров. На следующий год Пегов впервые стартовал в чемпионате страны среди взрослых и занял почетное для новичка 6-е место, а затем успешно выступал на IV зимней Спартакиаде народов СССР в Свердловске. В 1979 г. Павла пригласили в сборную команду страны.

После переезда в Москву в конце 1979 г. тренер сборной команды спринтеров страны Владимир Кащей предложил Пегову попробовать свои силы в спринте.

В марте 1982 г. в Дивногорске на V зимней Спартакиаде народов СССР Пегов преподнес сюрприз на дистанции 1000 м, опередив всех сильнейших специалистов бега на короткие дистанции. Наградой ему были сразу две медали: "золото" чемпионата СССР и высшая спартакиадная награда.

В декабре того же года Пегов установил новый рекорд СССР в спринтерском многоборье. Весь сезон 1982/83 г. Пегов показывал результаты экстракласса. В Хельсинки на чемпионате мира по спринтерскому многоборью Пегов стал серебряным медалистом.

В марте на знаменитом катке Медео Пегов поразил всех, даже видавших виды специалистов: в трех видах спринтерской конькобежной программы он установил выдающиеся мировые рекорды.

Прекрасные скороходы были воспитаны в "Локомотиве". Много славных страниц вписали они в историю советского конькобежного спорта. Но живы славные традиции и ныне. Сильных спортсменов воспитывают и сейчас тренеры "Локомотива".

Один из лучших результатов сезона 1984/85 г. в стране в беге на 5000 м показал молодой железнодорожник из Хабаровска С. Кобзев.

На I зимних всесоюзных юношеских спортивных играх отличились 17-летние С. Коваль и М. Стрижова. На каждой из четырех разыгрываемых дистанций они поднимались на пьедестал почета. А на стайерских дистанциях Коваль дважды становилась чемпионкой. Обе юные конькобежки - ученицы тренера челябинского "Локомотива" Владимира Тюшнякова.


ЛЕД И ПЛАМЕНЬ

Вскоре после войны на прилавках магазинов появилась книга "Это было под Ровно". Буквально через считанные дни миллионы советских людей, особенно молодежи, узнали о дерзких рейдах партизанского отряда, которым командовал ее автор, Герой Советского Союза Дмитрий Николаевич Медведев. На одной из страниц книги читаем:

"В этом бою мы понесли тяжелую утрату. Был убит Толя Капчинский, храбрый, веселый, жизнерадостный москвич, комсомолец, рекордсмен СССР по конькам. Капчинский добровольно пришел в наш отряд и за короткий срок стал всеобщим любимцем...".

Вражеская пуля оборвала жизнь партизана-спортсмена в июне 1942 г. Инженеру-железнодорожнику, воспитаннику общества "Локомотив", было 30 лет. Два года спустя после трагедии в Мозырском лесу вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении Анатолия Константиновича Капчинского орденом Отечественной войны I степени. Эта награда, как самая святая реликвия, хранится в семье погибшего, у жены Галины Гавриловны и сына Бориса Анатольевича. И еще письмо бывшего комиссара отряда Сергея Трофимовича Стехова.

В нем есть такие слова:

"...Толю мы все очень уважали. Он был прекрасным товарищем и замечательным человеком. Я всех товарищей знал хорошо, но о Толе могу сказать больше, так как с ним мы в одной группе уходили в тыл.

Так много погибло в нашей группе замечательных людей, что мне очень больно о них писать, в том числе и о Толе... Время, проведенное вместе с товарищами и вместе с Толей, является самым тяжелым и самым лучшим в моей жизни. Я память о всех храню свято и буду хранить всегда.

Вы должны гордиться, что у вас был такой замечательный друг. Мы крепко мстили врагу за смерть вашего мужа и нашего друга и товарища.

Пусть вас хоть немного утешит то, что Толя погиб как герой, как настоящий патриот, любящий свою Родину...".


Анатолий Капчинский

Анатолий Капчинский


Сотни спортсменов-железнодорожников ковали победу над врагом. Локомотивцы храбро сражались на фронте, в партизанских отрядах и подполье, дни и ночи трудились на железных дорогах. В Центральном совете ДСО "Локомотив" бережно хранятся списки участников Великой Отечественной войны, тех, кто отдал жизнь за Родину и кто вернулся с победой. Вечная слава Николаю Гастелло, Ивану Кузнецову, Федору Ивачеву, Константину Заслонову, Ивану Мухартову, Анатолию Капчинскому и многим-многим другим нашим чемпионам, рекордсменам, физкультурным работникам.

...В довоенную пору на ледяной дорожке тон задавали Евгений Летчфорд, Александр Люскин, Иван Аниканов, знаменитый Яков Мельников. Среди лидеров были и два локомотивца - саратовец Анатолий Капчинский и вологжанин Константин Кудрявцев. Между собой парни дружили, но на лед выходили соперниками. И тот и другой особенно сильны были в спринтерском беге.

Счет большим победам Анатолий открыл в памятном для него 1935 г. Неожиданно для соперников и специалистов волжанин быстрее всех промчался пятисотку и стал чемпионом Советского Союза. Все в недоумении разводили руками - ведь на прошлогоднем первенстве страны Капчинский выступил довольно слабо, а тут вдруг всех опередил! Только самые близкие Толины друзья знали, с какой настойчивостью он тренируется, совмещая занятия спортом с работой и учебой. Капчинский стал студентом Московского электромеханического института инженеров железнодорожного транспорта.

На чемпионате страны 1936 г. Анатолий вновь победил на дистанции 500 м. Но особой радости на лице Капчинского не было. Объяснил он свою реакцию разумно и убедительно. Стать сильнейшим многоборцем - вот что для него было теперь главным.

...Февраль 1938 г. выдался на редкость солнечным, теплым. Побурел снег, таял на глазах лед. Под аккомпанемент капели и был дан старт чемпионату Советского Союза. Анатолий Капчинский заметно прибавил в беге на длинные дистанции, появился достаточный запас скоростной выносливости, он готов был дать бой Аниканову, Летчфорду и другим претендентам на абсолютное первенство. Но погода...

- Ну что, Толя, поплаваем? - обратился к нему с невеселой улыбкой Костя Кудрявцев.

Толя ничего не ответил, но про себя подумал: "Хороших секунд не покажешь". И как бы в подтверждение его мыслей, по стадиону объявили результаты первого забега. Ну и ну! У Летчфорда всего 48,5 сек... Может быть, Константин будет удачливее?.. Ведь он пробегает пятисотку быстрее 44 сек. Но у Кудрявцева еще хуже - 49,2 сек.

Стремительно взят старт. Капчинский идет в низкой посадке, широко и мягко скользя по льду.

- Смотри, какой силы толчок! - восхищенно говорит Кудрявцев Летчфорду. - Толя зря времени не теряет.

Секундомеры, когда Анатолий завершил бег, показали 45,5. Для залитого водой льда это был отличный результат. Семьдесят пять скороходов, стартовавших после Капчинского, не смогли улучшить его достижение.

- Быть тебе сегодня победителем в многоборье... Молодец! - поздравил Евгений Летчфорд.

А над стадионом зазвучал торжественно-приподнятый голос судьи-информатора:

- Студент Московского электромеханического института инженеров железнодорожного транспорта Анатолий Капчинский ("Локомотив") в третий раз стал чемпионом страны на дистанции 500 метров.

В большом спорте помимо высокого мастерства и силы духа надо немножко и везения. Много-много лет спустя после того чемпионата, летом 1986 г., мы вспоминали об этих стартах с одним из их участников, заслуженным мастером спорта, заслуженным тренером СССР Константином Константиновичем Кудрявцевым.

- Моему другу и одноклубнику тогда здорово не повезло, - рассказывал патриарх отечественного конькобежного спорта. - После забегов на 5000 и 1500 метров разрыв между Капчинским и Летчфордом увеличился до трех очков. Это очень много. Толя мог проиграть на "десятке" 70 секунд и все равно быть первым. А вот не стал... Мы даже пробовали уговорить судей перенести забеги на 10 000 метров, так как лед, что называется, "поплыл". Все решил жребий. Женя бежал в первой паре, а Толя - в одиннадцатом забеге. Оба показали плохое время. Анатолий уступил сопернику много - больше 2 минут. Он бежал только за счет характера. Коньки попадали в трещины, он падал, поднимался и снова шел вперед.

Не подумайте, что я как-то хочу выгородить своего товарища, - после паузы продолжал Константин Константинович. - На другой день "Красный спорт" опубликовал репортаж с наших соревнований. Комментировал забеги сам Яков Федорович Мельников. Вот как он написал. "На 10000 метров конькобежцы шли по совершенно израненному льду, который после каждой четверки становился все хуже и хуже. Это решило судьбу Капчинского, который стартовал через девять квартетов после Летчфорда и проиграл ему больше двух минут. В нормальных условиях А. Капчинский был бы абсолютным чемпионом СССР".

Анатолий был не из тех людей, которых неудача надолго выбивает из колеи. С присущей ему настойчивостью штудировал курс "Модернизация паровозного дела", готовился к сдаче проектов и зачетов. Когда ему намекнули, что скоро состоится традиционный розыгрыш приза имени С. М. Кирова, Анатолий отказался. "Не могу запускать учебу... Хорош из меня специалист получится, если только по соревнованиям буду разъезжать".

И вот зачеты, экзамены позади. Проекты Капчинского получили хороший отзыв преподавателей. Теперь можно с Галей, невестой и студенткой их вуза, пойти в Большой театр. Да вот и она сама заходит в комнату к Анатолию.

- Телеграмма из Кирова? - Толя удивлен. - Приз-то уже разыгран!

"Выезжай погода отличная могут быть рекорды Кудрявцев".

Капчинский не удержался - укатил. А погода в Кирове как по заказу. Легкий морозец, безветренно. Лед катит...

В первый день Анатолий в одиночку стартовал на 500 м., Секундомеры зафиксировали великолепные секунды - 43,4! Это лучший результат сезона и второй за всю историю в отечественном спринте. Потом вместе с Костей и Сашей Люскиным будут решать, какую дистанцию выбрать на другой день - 1000 или 1500 м.

- Беги на 1500 метров, - авторитетно заявил Кудрявцев. - Если бить рекорды, то лучше на классической дистанции.

На этот раз счастье не изменило Анатолию Капчинскому. Абсолютный чемпион ДСО "Локомотив", Москвы и ВЦСПС промчался так быстро, как никто еще не бегал эти трудные, коварные 1500 м,- за 2.20,6. Это был рекорд СССР!

Высшее достижение Анатолия Капчинского не давало покоя многим асам ледяной дорожки. Улучшить рекорд локомотивца пытались и до войны и после нее Аниканов, Петров, Кудрявцев и многие другие. Тринадцать лет он был незыблем! И лишь в 1951 г. сибиряк Ю. Головченко пробежал 1500 м чуть быстрее - за 2.20,2.

Он был хорошим инженером, Анатолий Константинович Капчинский. После защиты диплома стал работать в депо. Быстро вошел в коллектив мастеров и рабочих; первые же предложения молодого начальника по обновлению устаревшего оборудования, улучшению технологии были разумными и, главное, реальными. И уже настойчиво звонили из Центрального научно-исследовательского института железнодорожного транспорта с предложением перейти в их лабораторию. Капчинский отказался: "Вот поработаю в депо, пройду хорошую школу, тогда можно подумать".

Но судьба распорядилась по-своему. Грянула война. Капчинский явился в военкомат.

- Кому же защищать Родину, как не мне? Я же спортсмен!..

На фронт Анатолия не взяли. Объяснили, что железнодорожник - профессия особая. В любую минуту они нужны стране.

27 июня Капчинскому позвонил друг детства Федор Тарачков.

- Толя, завтра на "Динамо" собираются спортсмены. Будут набирать добровольцев в бригаду особого назначения...

В числе других известных спортсменов Капчинский был зачислен в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения - ОМСБОН. На стадионе "Динамо", где формировали бригаду, Анатолий увидел многих своих друзей-спортсменов, имена которых знала вся страна.

Капчинского назначили физоргом отряда, который был направлен в один из подмосковных городков, где омсбоновцы проходили подготовку. Боевое крещение Капчинский и его товарищи приняли в первые зимние дни у стен столицы.

И вдруг неожиданно пришло приглашение принять участие в соревнованиях сильнейших конькобежцев столицы. Москва готовилась к отражению врага, была покрыта заграждениями и баррикадами, но когда Капчинский приехал на Пионерские пруды, то был удивлен: вокруг старой, но милой каждому москвичу ледовой дорожки собралось много зрителей.

Раньше пруды назывались Патриаршими, и здесь выступали почти все известные скороходы страны. Короткая, с крутыми виражами дорожка видела бег первого чемпиона России Александра Паншина, знаменитых стайеров Сергея Пурисева и Евгения Бурнова, захватывающие поединки Николая Седова и Николая Струнникова, знаменитых братьев Василия и Платона Ипполитовых, универсала Никиту Найденова, непобедимого Якова Мельникова.

И вот знаменитая конькобежная арена вновь ожила, сильнейшие конькобежцы страны вышли на старт, вышли, чтобы доказать всему миру, что Страна Советов жива!

30 ноября 1941 г. В тихую, ясную погоду выстрел стартеpa отправляет в путь первую пару участников соревнований на приз открытия сезона - Анатолия Капчинского и Константина Кудрявцева. Длина дорожки была всего 270 м, и участникам пришлось изменить технику бега. В программе была одна дистанция - 500 м, и скороходам надо было сделать семь поворотов под прямым углом. Естественно, конькобежцы не показали довоенных результатов. Но не это было главное. Враги, стоявшие под Москвой, считали себя победителями. Они были уверены, что со дня на день займут город, и разглядывали в бинокли улицы и площади столицы.

Советские люди показали всему миру, что они не потеряли веры в победу, уверены в ней. Эти соревнования стали своеобразным спортивным салютом мужеству всего советского народа, и одним из салютовавших был Анатолий Капчинский.

Через несколько дней после состязаний на Пионерских прудах Анатолий случайно встретился со своим старым другом - абсолютным чемпионом страны по боксу Николаем Королевым, который вернулся в Москву после нескольких месяцев пребывания во вражеском тылу. Именно тогда Капчинский услышал о Дмитрии Николаевиче Медведеве, который был командиром небольшого отряда, где партизанил Королев.

Медведев формировал новый, более многочисленный отряд. Из омсбоновских бойцов Медведеву надо было отобрать около ста человек, самых решительных и надежных. Медведев был заядлым болельщиком, сам занимался спортом. Капчинского хорошо знал по выступлениям на ледовой дорожке и зачислил в отряд сразу же.

В мае 1942 г. подготовка отряда подошла к концу. И вскоре он был переброшен за линию фронта, в глубокий тыл врага под город Ровно.

...Каждый год на ледовые дорожки Москвы и Саратова выходят конькобежцы. Скороходы стартуют в соревнованиях на приз Анатолия Капчинского. Среди них мы видим одноклубников рекордсмена и героя-партизана, достойно выдержавшего испытания голубым льдом и пламенем страшных дней войны.

Вячеслав Евдокимов, Александр Любимов


ВЫСШЕЙ НАГРАДЫ УДОСТОЕН

Из года в год растет отряд гвардейцев советского спорта, прославивших нашу страну на зарубежных и отечественных стадионах. Их много! Но даже и среди этих блистательных чемпионов есть атлеты, чья жизнь в большом спорте будет всегда служить примером высочайшего мастерства и силы духа, безграничной преданности Стране Советов. Это - правофланговые, удостоенные высшей награды Родины, ордена Ленина.

Спортивное общество железнодорожников не без гордости называет имена двух своих воспитанников, стоящих в их ряду, - легкоатлетки Веры Крепкиной и конькобежца Константина Кудрявцева.

В год юбилея родного общества Константину Константиновичу Кудрявцеву исполнилось 74 года. Возраст, как понимаете, преклонный. В эти годы, как правило, люди отдыхают, возятся на даче с любимыми внуками и пишут мемуары. Когда готовился этот очерк о выдающемся конькобежце и тренере, автор не сомневался, что без всяких осложнений встретится с Кудрявцевым. Но не тут-то было! В первый раз оказалось, что Константин Константинович находится на сборах - он вместе со своим учеником Валерием Муратовым готовил к большим стартам спринтеров. Проходит какое-то время - очередной визит к Кудрявцеву снова неудачен. На этот раз он укатил в эстонский город Отепя к лыжникам... ставить им вошедший в моду "коньковый ход".

Вот уж поистине "ни дня, ни отдыха". Сняв с себя полномочия старшего тренера сборной команды страны по конькам, Кудрявцев так и не покинул лед - консультирует, дает советы, предлагает эксперименты...

Природа наградила вологодского юношу отменными физическими данными. Был Костя Кудрявцев гибок и высок ростом, ловок в движениях и имел "легкие" ноги. Все получалось: гребля и плавание, футбол и бег на лыжах. Но особо по душе были коньки и легкая атлетика. Рабочие паровозного депо, где Костя пользовался большим авторитетом, отмечали и другое качество своего инструктора по физкультуре. Кудрявцев не столько себя хотел показать на состязаниях, сколько товарищей научить, сплотить их в команду. В начале 30-х годов вологодские железнодорожники одними из первых в стране стали проводить в цехах депо физкультпаузы. Инициатором этой необычной для того времени "вахты бодрости" был никто иной, как инструктор физкультуры Константин Кудрявцев.

- Первые физкультпаузы, - вспоминает Константин Константинович, - деповцы встретили настороженно. "Да у нас силы непочатый край! Зачем эти легкомысленные выкрутасы ногами и руками?" - посмеиваясь, говорили они мне. Но потом вошли во вкус. После 20-минутной "тренировки" расправлялись плечи, отступали боли в пояснице, поднималось настроение. Затем о наших физкультпаузах заговорили на всем железнодорожном транспорте.

От старта к старту мужал и сам инструктор. Результаты Кудрявцева были для Вологды незаурядными, парню срочно надо было дать выход на всесоюзную арену. И деповцы направляют своего инструктора в Москву, в Высшую школу тренеров. Пройдет не так много времени, и вологодский железнодорожник завоюет золотую медаль на чемпионате страны по легкой атлетике 1938 г. Причем в пятиборье - очень трудном номере программы. А затем повторит свой успех еще дважды - в 1939 и 1940 гг. Закончив школу, Константин Кудрявцев пришел работать в КОР - старшим тренером по легкой атлетике. На этот же пост спустя некоторое время он пришел и во вновь созданное Всесоюзное общество "Локомотив", оставаясь главным наставником вплоть до грозного 1941 г. Тренировал молодых железнодорожников и сам успешно выступал и на гаревой, и на ледовой дорожках.

И все-таки коньки одержали верх, захватила Кудрявцева своей стремительностью голубая дорожка. Нельзя сказать, что "королева спорта" стала для него вдруг в тягость. Все представляется более серьезно. Кудрявцев каким-то внутренним чувством понял, что время совмещения в большом спорте уходит. Результаты очень высоки, и распылять свои силы - значит погнаться за двумя зайцами... Много лет спустя перед таким выбором будет стоять один из его выдающихся учеников Евгений Гришин. Туляк одинаково успешно выступал и в велоспорте, и на коньках. Немало трудов и педагогического терпения понадобилось приложить тренеру Кудрявцеву, чтобы Гришин занялся бы только одним видом спорта. Убедил и добился со своим любимцем выдающегося результата. Евгений Гришин четырежды побеждал на олимпийских играх, а его мировые рекорды на пятисотке поражали воображение людей. Но все это будет потом, после войны...

Кудрявцеву повезло. В команде лучших конькобежцев конца 30-х годов он встретил своего старшего одноклубника и чемпиона страны Толю Капчинского. Они подружились и... смело пошли на штурм рекордов.

До войны Константин Кудрявцев дважды побеждал на чемпионатах СССР - в 1939 и 1940 гг. Но если первый свой успех на пятисотке он разделил с Иваном Аникановым (оба они показали великолепное время - 43,4 сек.), то во второй раз в спринте равных железнодорожнику не было. И хотя локомотивец был в первую очередь спринтер, тем не менее Кудрявцев мечтал и о золотой медали абсолютного чемпиона страны. Ему, правда, не хватало выносливости в беге на 10000 м, но зато он великолепно бежал полуторку. Однако на ледовую дорожку Кудрявцев вышел снова лишь в 1943 г. Больше двух лет отняла война. Вместе с Толей Капчинским, другими известными спортсменами Константин Кудрявцев сражался в ОМСБОНе.

Третью свою победу на чемпионате страны воин-железнодорожник одержал в 1943 г. Велико было желание бывших фронтовиков и партизан показать высокие скорости. Но все они были, конечно, далеки тогда от своей лучшей спортивной формы. Константин выиграл пятисотку с очень посредственным для него результатом - 46,0 сек. Но, как говорится, лиха беда начало.

На трех последующих чемпионатах в беге на 500 м первым неизменно становился Кудрявцев. Одно огорчало Константина - что скорость в спринте была невысока. Как неприступный Эверест казался нашим скороходам фантастический результат норвежца X. Энгенстангена - 41,8 сек. Но упрямый вологжанин шел и шел вперед, взяв девизом емкое слово "труд".


Константин Кудрявцев

Константин Кудрявцев


Ничто, как говорят философы, не проходит бесследно. В один из ясных зимних дней Константин Кудрявцев на столичном стадионе "Динамо" вихрем пронесся по дорожке и установил рекорд СССР - 42,0 сек. Нетрудно было подсчитать, что этот результат на обычном катке гораздо весомее результата норвежца, который был зафиксирован в Давосе, в идеальных условиях среднегорья.

Последние две победы на чемпионате страны Кудрявцев одержал в 1948 г., когда впервые победил на дистанции 1500 м (2.24,3), и в 1950 г. на своей коронной пятисотке - 43,9.

С последней золотой медалью закончился путь конькобежца Кудрявцева и началось восхождение тренера Кудрявцева. Еще до войны Кудрявцев загорелся идеей построить в стране высокогорный каток. Выбор пал на Бакуриани, что в Грузии. Но попытки превратить озерцо в ледовую дорожку не увенчались успехом. Оно оказалось мало, а тут еще началась война с белофиннами... Но мысль прочно засела в голове этого ищущего человека. Как-то он увидел в одном журнале снимок, где был изображен лыжник в трусах. А вокруг снега и солнце... Выяснил, что место это зовется Заилийским Ала-Тау. Расположено оно неблизко - под Алма-Атой. Так Кудрявцев и его сподвижники и отыскали советским конькобежцам, да и всем скороходам мира, этот чудо-каток Медео.

Природа, как давно замечено, не очень-то охотно отдает людям свои уникальные сокровища. Так было и с Медео. В ноябре 1950 г., когда группа ведущих тренеров и конькобежцев прилетела в Алма-Ату, ударил мороз под сорок градусов. До той поры подобного в этих местах не случалось. Скороходы один за другим уезжали обратно. Осталось всего трое во главе с Кудрявцевым. Они не отступили, где-то к февралю каток был готов... И стали падать рекорды зарубежных асов, в том числе и норвежца Энгенстангена. Первым сокрушил его результат Сергеев, а затем и ученик Константина Константиновича юный туляк Женя Гришин.

В разговоре с друзьями Кудрявцев непременно заметит: "Мне везло на учеников". Действительно, кто стоит в этом великолепном ряду - Инга Артамонова, Халида Щеголеева, Лидия Селихова, Олег Гончаренко, Виктор Косичкин и король спринта Евгений Гришин! Но специалисты и знатоки конькобежного спорта, согласившись с этой трактовкой, скажут и другое. "Если кому и повезло здесь больше, так это нашим прославленным чемпионам".

В своей книге "500 метров" Гришин писал: "Без Кудрявцева я вряд ли стал бы Гришиным. Всем лучшим в себе я обязан ему. Даже сплошное гудение и вечное недовольство Константиныча помогали мне, ибо не давали успокоиться. Не будь Кудрявцев рядом, я мог бы остановиться на полпути, как Сергеев...

Мы делили вместе победы, вместе получали высшие правительственные награды. Но в тяжелые годы вместе делили горечь поражений. Ошибался я - ответ вместе со мной держал и Кудрявцев".

Если вы захотите узнать мнение перечисленных выше чемпионов об их тренере, "ворчуне" Кудрявцеве, то услышите такие же слова благодарности и глубокой признательности.

На долгом и славном пути в спорте Константин Константинович Кудрявцев верой и правдой служил двум обществам - "Локомотиву" и "Динамо". Он и теперь не отдает предпочтения ни одному из них. Но железнодорожники - это как первая любовь.

В год 50-летия "Локомотива" в богатой коллекции наград выдающегося спортсмена и тренера появилась новая - Почетная грамота орденоносного физкультурного общества железнодорожников.

Николай Гугляр


"ЗОЛОТОЙ ЭДЕЛЬВЕЙС"

Один из героев Римской олимпиады, известный мастер шоссейных велогонок, заслуженный мастер спорта Виктор Капитонов - частый гость города Калинина. На берегах Волги он вырос, отсюда началось стремительное восхождение к мировой славе. И поныне здесь живут его родственники и друзья безмятежной юности. Но в Вечном городе, где в 1960 г. проходили XVII Олимпийские игры, волжанин представлял все же не свой город, а Москву, куда он давно переехал и где, собственно, познал сложнейшую науку побеждать.

А вот другой олимпийский чемпион, Юрий Михайлов, - коренной калининец. Вырос и по-прежнему живет в городе на Волге. Ему-то и суждено было на четыре года раньше Капитонова принести славу всему Верхневолжью и спортивному обществу "Локомотив", в котором он сложился как блестящий мастер скоростного бега на коньках. Да и увлечение коньками, собственно, началось на заснеженных булыжных улицах старинного города.

- Настоящую скорость мы, тверские мальчишки, познавали, цепляясь буксиром за борта грузовиков, - с улыбкой вспоминает Михайлов. - Ветер звенит в ушах, а из-под коньков искры вылетают... Потом зачастил на динамовский стадион. Сюда, на массовый каток, часто приходил большой энтузиаст и знаток конькобежного спорта Владимир Александрович Честной, впоследствии ставший заслуженным тренером СССР. Часами высматривал он в гуще несущихся по кругу мальчишек и девчонок самых что ни на есть шустрых. Так он подметил и нас: Рэмму Меньшову, Валерия Котова, меня и других наших товарищей, которые выросли в незаурядных мастеров ледяных дорожек.

Среди конькобежцев Юрий выделялся отменной удалью, силой и сноровкой.

- Все это мне дал бокс, - пояснил он. - Несколько лет занимался этим мужественным видом спорта. Даже был чемпионом Калининской области, удачно выступал на всесоюзных юношеских турнирах. И все же коньки перетянули. Нравилось наперегонки с ветром мчаться по льду...

Разностороннее физическое развитие, быстрота и координация движений, выработанные на ринге, помогли юному скороходу с помощью В. Честного быстро постигать премудрости конькобежной науки. Прошло несколько лет, и в 1954 г. на чемпионате РСФСР, проходившем в Горьком, Юрий Михайлов в забегах 1500 м вошел в призовую тройку.

- Так эта труднейшая дистанция стала для меня самой что ни на есть желанной...

Наш разговор постепенно переключился на события той, теперь уже весьма-весьма далекой, поры, когда молодой волжанин на льду жемчужины Доломитов - озера Мизурина, что находится близ итальянского городка Кортина д'Ампеццо, завоевал золотую медаль чемпиона VII зимних Олимпийских игр.

- Да, та зима 1956 года для меня складывалась на редкость счастливо. На своей любимой дистанции мне удалось выиграть все главные старты сезона, начиная с отборочных соревнований и кончая чемпионатами Европы и мира...

Коронная дистанция моего собеседника - 1500 м. О ней стоит сказать несколько слов. Это та самая, которая в конькобежном многоборье по праву считается ключевой. От того, насколько быстро преодолевает ее скороход, во многом зависит окончательный результат. Недаром 1500 м - дистанция промежуточная между короткими и длинными. Спортсмен, избравший для себя ее как главную, должен быть стремительным, как спринтер, и выносливым, как стайер.

Всеми этими качествами обладал Михайлов. Его взлет для многих был полной неожиданностью. Когда отбирали в олимпийскую команду СССР, его даже не брали в расчет. Но сам он так мечтал попасть на Белую Олимпиаду, что не жалел себя на тренировках. И в конце концов добился права защищать честь советского спорта на VII зимних Играх. В отборочных соревнованиях, проходивших в Москве, жребий свел его на дистанции 1500 м с быстрейшим скороходом планеты Евгением Гришиным. Волжанина ничуть не смутили громкие титулы напарника. Он смело взял на себя инициативу. Круг за кругом преодолевали скороходы. Казалось, вот-вот ринется Гришин в решающую атаку. Ан нет! Ситуация так и не изменилась. Михайлов опередил рекордсмена мира и, показав лучшее время дня, получил путевку в Кортина д'Ампеццо.

- Там Гришин стартовал раньше меня и финишировал с мировым рекордом - 2.08,6. Следом на лед вышел я и сумел финишировать точно с таким же результатом. Так что мы оба завоевали по золотой медали...

Выходит, все получилось донельзя обыкновенно: пришел, принял старт, победил... Но так ли?

Оборудованный на естественном озере каток еще до олимпийских стартов заслужил высокую репутацию. Качество льда из кристально чистой горной воды превзошло все ожидания. "Рекорды непременно будут!" - предрекали специалисты. И они не ошиблись. Первый же забег на 500 м, в котором стартовали наш Гришин и англичанин Кроншей, ознаменовался новыми мировым и олимпийским рекордами - 40,2 сек. Так стремительно преодолел полкилометра советский скороход.

А как выступил в тот день Михайлов?

- О, лучше и не напоминайте. Позорно. Начал азартно, развил предельный темп. Позади 300 метров. Вхожу в последний поворот и... не справившись со скоростью, падаю. Жаль, конечно. Мог бы показать отличные секунды...

Ни одна другая дистанция не собрала столько именитых скороходов, как 1500-метровая. Поспорить за олимпийское золото изъявили желание 54 скорохода, а досталось оно, как вы уже знаете, двум советским конькобежцам - Гришину и Михайлову.

Досталось? Нет, было завоевано на холодном льду озера Мизурина в упорной, жаркой и бескомпромиссной борьбе!

Давайте воскресим события того памятного для нашего героя дня.

В первом же забеге финн Салонен превышает не только олимпийский, но и официальный мировой рекорд - 2 мин. 09,4 сек.

В 11-й паре стартует Гришин. Вначале он идет по графику финского конькобежца. Второй круг - скорость уже выше. До финиша сохранил москвич высокий темп и превзошел результат Салонена.

На льду - Михайлов. Ориентир для него один - только что установленный Гришиным рекорд. Желание добиться успеха у волжанина было столь огромно, что он сразу же ринулся в атаку. Был момент, когда он даже превосходил гришинский график. Но ему не удержать до конца предельную скорость. Немного сдал... И все же результат оказался блестящим - 2.08,6. Точно такой же, как и у Гришина. Так оба одновременно стали рекордсменами мира и обладателями заветных золотых олимпийских медалей.

- Погода, помнится, в тот день выдалась пасмурная, а настроение у нас было самое солнечное. - И лицо моего собеседника озарила улыбка.

- А что было потом?

- Из Италии мы отправились в Норвегию. Там, в Осло, на знаменитом катке "Бишлет" разыгрывался чемпионат мира. Я был, как говорится, в ударе - быстрее всех пробежал и 500 и 1500 метров. Причем в спринте установил новый рекорд катка - 41,9. Одна из газет, помнится, написала: "Михайлов - тайное оружие советской команды".

Спустя две недели стартовал в Хельсинки, на чемпионате Европы. Гришин добился в спринте реванша за поражение в Осло. А вот в забеге на 1500 метров лучшее время дня оказалось моим. Евгений Гришин, надо сказать, находился тогда в превосходной спортивной форме. В Хельсинки он, спринтер, завоевал звание абсолютного чемпиона Европы. Вот это была сенсация!

- Какая из побед вам особенно памятна?

- Все одинаково дороги. Каждая досталась нелегко. Но если иметь в виду награду, которой особенно горжусь, то это, пожалуй, та, что мне вручили в Давосе.

И Юрий рассказал о "Золотом эдельвейсе", добытом им на знаменитом высокогорном катке в Швейцарских Альпах.

- Незадолго до открытия VII Белой Олимпиады почти все сильнейшие мастера скоростного бега на коньках собрались в Давосе, чтобы провести последние тренировки и проверить себя перед олимпийским экзаменом в Доломитовых Альпах. По традиции тому, кто устанавливает мировой рекорд на этом катке, который, кстати, тогда отмечал свое 60-летие, вручают приз - "Золотой эдельвейс".

Полтора километра я пробежал за 2.09,1, сбросив 0,7 секунды с прежнего высшего достижения, принадлежавшего Евгению Гришину. Так я оказался четвертым в списке лауреатов "Золотого эдельвейса". До меня таких наград удостаивались норвежец Ялмар Андерсен и два голландца - Корнелиус Брукман и Антон Хьюискес...


Олимпийский чемпион Юрий Михайлов

Олимпийский чемпион Юрий Михайлов


...Поистине звездной выдалась та олимпийская зима для талантливого 26-летнего конькобежца из Калинина. Черту его победным стартам подвел чемпионат страны, разыгранный в самом начале весны в Свердловске. На коренной своей дистанции волжанин снова не имел себе равных. Бронзовую награду он получил в спринте, проиграв 0,4 сек. двукратному олимпийскому чемпиону Гришину и 0,1 - Грачу. Зато большую радость ему принесла серебряная медаль, которой он был удостоен за 2-е место в многоборье. Опередить Михайлова смог только наш первый абсолютный чемпион мира Олег Гончаренко. А вот его основной оппонент в олимпийском сезоне Евгений Гришин на этот раз остался позади - на 3-м месте.

...Диковинный, созданный искусными руками ювелира спортивный сувенир - альпийский золотистый цветок, "увитый" серебряными нитями, который издавна считается цветком мужества, - бережно хранится в богатой домашней коллекции замечательного калининского скорохода, выступавшего под стягом "Локомотива", заслуженного мастера спорта Юрия Михайлова. И для его многочисленных учеников - новых поколений конькобежцев почетная награда учителя, завоеванная на знаменитом катке в Давосе, служит призывом к дерзанию и штурму спортивных и жизненных высот.

Виктор Горбунов


"УРАЛЬСКАЯ МОЛНИЯ"

Каждая олимпиада выдвигает своего героя. Таким героем, точнее, героиней на гостеприимной тирольской земле в 1964 г. единодушно была признана замечательная советская конькобежка Лидия Скобликова. Олимпийцы СССР, в третий раз стартовав на Белой Олимпиаде, выступили как никогда удачно. На их долю пришлось 25 медалей - 11 золотых, 8 серебряных и 6 бронзовых. И из 11 наград высшего достоинства четыре - на счету Скобликовой!

На олимпийском льду Инсбрука преподавательница Челябинского педагогического института совершила настоящий подвиг. В каждом старте она добивалась безоговорочной победы. Никому другому в мире не удавалось до нее на Белых Олимпиадах достичь такого триумфа. Великолепный рекорд! Превзойти его уже невозможно, можно только повторить.

Нельзя, кстати, не напомнить, что за четыре года до этого в Скво-Вэлли, где проходили VIII зимние Олимпийские игры, Скобликова дважды поднималась на высшую ступень пьедестала почета, так что золотой олимпийский "запас" в ее домашней коллекции равен 6 медалям.

Никогда не забудется, какую восторженную овацию устроил ей переполненный "Айс-штадион", когда президент Международного олимпийского комитета Эвери Брэндедж вручил Лиде четвертую золотую медаль. Зрители буквально заставили симпатичную советскую спортсменку надеть все свои золотые награды и снова подняться на вершину пьедестала. Она смущенно улыбалась, шурясь от ослепительного света прожекторов.

Потом героиня Инсбрука расцеловала все четыре медали, по-русски низко поклонилась зрителям и, до слез растроганная, поспешила в раздевалку...


Шестикратная олимпийская чемпионка Лидия Скобликова

"Уральская молния", шестикратная олимпийская чемпионка Лидия Скобликова


Блестящее достижение "Уральской молнии" - так называли Лиду еще со времен Скво-Вэлли, - вызвало волну восторженных откликов в зарубежной прессе. "Экип" (Франция): "На ледяной дорожке она господствовала еще полнее, чем на прошлых Олимпийских играх". "Ди Вельт" (ФРГ): "Скобликова сама по себе уже является мировым классом. По изяществу и ритмичности бега она на голову превосходит своих соперниц". "Уральский метеорит", "Абсолютная чемпионка" - под такими заголовками известили о выдающемся успехе Скобликовой японские газеты. "Локоны и сталь" - так был назван очерк о челябинской спортсменке в американском журнале "Спорт иллюстрэйтед". "Эта привлекательная девушка со стальной волей, - отметил журнал, - пожалуй, лучшая конькобежка, которую знал мир".

Исключительно теплый прием ожидал героиню IX Белой Олимпиады на родине. Выражая чувства земляков, поэтесса Людмила Татьяничева написала в "Литературной России" такие задушевные строки.

"Наша славная уральская молния, спасибо тебе за твой яркий спортивный подвиг!.. Вся страна гордится твоей блестящей победой в Инсбруке. А мы, челябинцы, по праву твоих земляков гордимся вдвойне. Мы даже чуть-чуть задираем нос, называя свой прекрасный рабочий город столицей конькобежного спорта. Тебя очень любят.

- Огонь, - говорят о тебе металлурги.

- Стремительная, как мысль, - сказал о тебе инженер-конструктор.

А старый уральский охотник назвал тебя быстроногой ланью.

Поэты пишут о тебе стихи, композиторы сочиняют музыку.

Знакомые и незнакомые люди ласково называют тебя "наша Лида".

Взлет лучшей конькобежки, которой рукоплескал весь спортивный мир, поистине удивителен. Когда она жила в Златоусте, ей больше всего нравился лыжный спорт. По-мальчишески дерзко срывалась она с крутизны, смело неслась вниз по снежному откосу. Ее учитель Павел Соловьев не раз подзадоривал Лиду:

- Быть тебе, Скобликова, чемпионкой. Помяни мое слово.

Лида действительно стала чемпионкой, но не на лыжне, а на ледяных дорожках.

Когда Лида в первый раз пришла на каток, то мечтала об одном - получить настоящие коньки. Борис Лукин, тренер юных скороходов, объяснил 16-летней девушке, что коньки она получит лишь в том случае, если сумеет на соревнованиях выполнить спортивный разряд. Лида постаралась, сразу же перевыполнила норму 11 разряда. И вот в ее руках - новенькая пара беговых коньков!

Яркое дарование Скобликовой полностью раскрылось в городе машиностроителей и сталеваров Челябинске, куда Лида переехала, поступив в педагогический институт. С каждым сезоном все внушительнее становился послужной список молодой конькобежки. Вначале стала чемпионкой города, области. Потом на зимней Спартакиаде народов РСФСР, самой первой в истории, недюжинный талант южноуральской спортсменки засверкал всеми гранями. Тогда в Свердловске, где в 1958 г. разыгрывался спартакиадный финал, 19-летняя спортсменка неожиданно для всех заняла в многоборье 5-е место, а на 1500-метровой дистанции завоевала бронзовую медаль.

Прошло всего два года, и в Скво-Вэлли - затерянной в горах Сьерра-Невады долине, где была проведена Белая Олимпиада-60, - Лидия Скобликова произвела сенсацию. Не будучи ни чемпионкой мира, ни даже чемпионкой своей страны, она завоевала в Долине Индианок 2 золотые медали.

Путь ее на Олимп, однако, не был усыпан розами. Встречались и шипы. Через неудачи и досадные поражения неудержимо продвигалась она к заветной вершине. Потом, когда уже навсегда покинет ледяную дорожку, откровенно признается: "Я люблю спорт. Я пережила в нем многое. Радости и неудачи, боль упущенных мгновений и торжество короткого мига победы".

Долго не везло ей на первенствах мира. Точно злой рок преследовал: на трех чемпионатах - 1959-1961 гг. - она неизменно становилась бронзовым призером. Скобликову даже стали называть "вечно третьей". Наконец в 1962 г. в финском городе Иматре Лида поднялась на ступень выше - стала серебряным призером. А еще через год спортивный мир был буквально ошеломлен известием из японского города Каруидзавы: Скобликова победила на всех четырех дистанциях многоборья!

Это был небывалый успех. Но еще больший триумф ожидал Скобликову через год в столице горного Тироля на IX зимних Олимпийских играх. К своему каруидзавскому "золоту" Лида добавила и все инсбрукское.

- Такого триумфа, который выпал на долю нашей Лиды, еще никто не знал - так выразила свой восторг трехкратная чемпионка мира по конькам Мария Исакова.

Но и это еще не все. В том счастливом 1964 году героиня Инсбрука уверенно отстояла на чемпионате мира, разыгранном в шведском городе Кристинехамне, титул абсолютной чемпионки мира. За свой подвиг на ледяных дорожках "уральская молния" единодушно была признана в том году лучшей спортсменкой страны.

В чем же секрет столь поразительных достижений спортсменки?

Блестящие успехи Скобликовой, ее подавляющее превосходство над соперницами вряд ли можно объяснить только талантливостью или необыкновенными физическими данными. Во внешнем облике прославленной чемпионки нет ничего внушительного. Она стройна, изящна, женственна. И если всерьез говорить об истоках ее замечательных побед, то объяснить их можно только одним - большим, добросовестным, повседневным трудом, дерзанием, страстностью, неугасимой любовью к конькам - тем, что принято называть одержимостью. "Лида, ты чудо! - писала западно-германская газета "Бильд". Но чудес не бывает. Идеальное сочетание техники, поразительной гармонии в движении, что само по себе является большим искусством, позволяет ей добиваться таких результатов".

Все это, конечно, плод колоссальных усилий. Нужные качества Скобликова совершенствовала с помощью самых разнообразных средств - путем упорных тренировок, неустанных творческих поисков, оттачиванием мельчайших деталей техники. Спортсменку можно было встретить не только на катке. Лида любила плавать, играть в волейбол. Тысячи километров преодолела она на велосипеде и роликовых коньках. К этому следует приплюсовать многокилометровые кроссовые пробежки, специальную имитацию движений конькобежца. Все это - слагаемые успеха спортсменки, которая, по словам обозревателя агентства Франс Пресс, "войдет в летопись конькобежного спорта как непревзойденная чемпионка". Она убеждена: только великое вдохновение, только труд, только неистребимая жажда победы во имя Родины приведут к вершинам, казавшимся недоступными!

Присуща Скобликовой еще одна важная черта. Она гордится, что родилась и выросла на Урале, в рабочей семье: "Я знаю людей, которые варят сталь. Это - трудяги с мозолистыми руками, с чистыми, честными сердцами. Вот с кого я всегда беру пример".

Вспоминая пестрый, веселый, говорливый Инсбрук-64, окруженный гирляндой гор, Скобликова всегда подчеркивала, что в столицу Тироля она, как и другие советские олимпийцы, приехала не для того, чтобы любоваться живописной природой.

- Мы приехали в Инсбрук бороться, - говорила она. - Ведь олимпиада - соревнование особое, ни с чем не сравнимое. Там мало побеждать. Там нужно утверждать - себя, свой спорт, свою страну... Нам никто не говорил: "Нужно выигрывать". Это было бы лишним. Мы сами стремились к успехам, верили в них. Жажда борьбы, жажда победы звала нас вперед, и, выходя на лед, честное слово, я видела блеск медали. Но это была не слепая вера в удачу. Она основывалась на крепких корнях...

В документальном фильме "Королева коньков" есть такой эпизод. Секретарь Челябинского областного комитета КПСС вручает героине Белых Олимпиад в Скво-Вэлли и Инсбруке партийный билет и говорит:

- Желаем вам стать хорошим учителем нашей молодежи. Это вам первое партийное поручение.

- Заверяю, - ответила королева коньков, - всем своим трудом - и учительским, и спортивным - оправдаю ваше доверие.

Слова молодой коммунистки никогда не расходились с делом.

Когда победы на ледяных дорожках остались в прошлом, Лидия Павловна, ныне по мужу Полозкова, переехала с семьей в Москву и возглавила специализированную детско-юношескую конькобежную школу общества "Локомотив". Она по-матерински щедро и беззаветно отдавала детворе все, что сумела накопить за долгие годы тренировок и выступлений на ледяных дорожках. Потом заведовала кафедрой физического воспитания в Высшей школе профсоюзного движения ВЦСПС имени Н. М. Шверника. По ее инициативе кафедра стала больше уделять внимания проблемам производственной гимнастики и профессионально-прикладной физической подготовке студентов. Потом - учеба в Академии общественных наук при ЦК КПСС, аспирантура, защита кандидатской диссертации на тему "Сущность и основные направления идейно-нравственного воспитания советских спортсменов".

Сейчас заслуженный мастер спорта, кандидат педагогических наук Л. Скобликова является первым заместителем председателя Всесоюзного совета ВДФСО профсоюзов. Немало лет миновало с того звездного часа, который пробил в пору Инсбрукской олимпиады. Но со спортом она по-прежнему крепко связана, щедро делится с молодежью своим богатым опытом.

- Спорт необычайно популярен, - убежденно говорит шестикратная олимпийская чемпионка. - Спортсмены постоянно на виду. С них берут пример. И очень важно повседневно, на тренировках и соревнованиях закаляя их волю и характер, воспитывать в них такие прекрасные качества, как патриотизм, благородство, любовь к Родине.

Лида - простой, душевный человек. Помимо спорта ее увлекает музыка, театр, литература. Из русских писателей больше всего любит произведения Чехова, из зарубежных - Джека Лондона. На редкость откровенная, она всегда с большим доверием и уважением относилась к своим соперницам и почитателям.

У нее дружная семья. Супруг, Александр Полозков, мастер спорта по легкой атлетике, как и она, кандидат педагогических наук. Вырос и сын, Гошка. Главная забота у родителей - сделать из него настоящего, трудолюбивого человека.

Свойственны Лиде и все достоинства радушной хозяйки. Кто бывал у нее в гостях, надолго запомнит фирменные сибирские пельмени и уральские пироги, приготовленные руками олимпийской чемпионки. Обаяние героини Скво-Вэлли и Инсбрука не ускользнуло от глаз зарубежных журналистов. "Мы привыкли к тому, - заявил один из корреспондентов итальянского радио, - что пресса Запада представляет советских спортсменок эдакими мужеподобными существами, которым и руку-то протянуть страшно - чего доброго, отдавят! И вот мы видим на льду хрупкую белокурую девушку, симпатичную и дерзкую. Скобликова творит чудеса".

А вот как корреспондент американского агентства Ассошиэйтед Пресс изложил в своей телеграмме из Инсбрука впечатления от пресс-конференции со Скобликовой: "Всемирная королева ледяной дорожки при встрече с западными журналистами показала себя также чемпионкой в искусстве парирования самых острых вопросов... Голубоглазая блондинка, она в своих ответах излучала женское обаяние, согревавшее присутствующих журналистов".

Как-то в разговоре о спортивной славе Лидия Павловна подметила:

- Я всегда считала, считаю и буду считать, что людей надо уважать не за их прошлые заслуги, а за то, кем они стали, что представляют они собой сегодня...

Таково ее кредо. Всей своей жизнью, всеми добрыми своими делами и свершениями шестикратная олимпийская чемпионка остается ему верна. Такой уж она целеустремленный и надежный человек...

Виктор Горбунов


ЖАР СЕРДЦА, ОТДАННОГО ЛЬДУ

Ласма выросла в доме, что совсем рядом со станцией Торнякалнс, которую не миновать, если ехать из Риги в Юрмалу. По соседству расположились стадион "Локомотив", один из красивейших парков Риги Аркадия и озеро Марас, на льду которого как раз и начинала свой путь к конькобежным вершинам семиклассница Ласма Авотиня.

Популярность того или иного вида спорта, особенно в таких небольших республиках, как Латвия, нередко зависит от успехов одного-единственного спортсмена. Латвийский конькобежный спорт за свою историю дважды переживал своеобразный бум - в 1939 г., когда на первенстве Европы, проходившем в Риге, чемпионом стал Альфонс Берзиньш, и в 1969 г., когда с лавровым венком чемпионки мира из французского Гренобля вернулась домой Ласма Каунисте.

В то февральское утро, когда скорый поезд "Латвия" прибыл из Москвы и на переполненном встречающими перроне состоялась торжественная встреча, после многочисленных поздравлений прозвучал и полушутливый вопрос: "Когда готовиться к встрече следующих короля или королевы коньков в Риге?" Ласма немного задумалась и ответила: "Лет через тридцать, и надеюсь, что это будет кто-то из моих учеников...".

...Слава и популярность к Ласме Каунисте пришли после того, как она на тренировках и соревнованиях преодолела в общей сложности почти 21 тысячу километров. А первые метры, те, которые так и остались неучтенными, Ласма преодолела еще во дворе своего дома в Торнякалнсе, где она с бабушкой, дворником этого дома, и жила. Первые коньки бабушка подарила Ласме, когда девочке исполнилось всего 6 лет. Во дворе стоял колодец, вокруг которого зимой всегда был лед, и Ласма всячески старалась расширить этот пятачок, но бабушка, как и положено дворнику, регулярно посыпала лед песком, чтобы кто-нибудь из жильцов не упал и не ушибся бы. Но через некоторое время лед, залитый внучкой, вновь блестел как зеркало.

- Когда я пошла в школу, бабушка подарила мне хоккейные коньки. Иногда она разрешала вместе с ребятами сходить покататься на озеро Марас. Почти каждый раз я возвращалась домой с синяками. Сначала доставалось от бабушки, но и ей в конце концов пришлось смириться, - вспоминает Ласма. - Скорость очаровала меня сразу и бесповоротно. Впервые мы вместе с моей одноклассницей Арией Гулите ощутили это ни с чем не сравнимое чувство, встав на беговые коньки. И сразу же поняли: это на всю жизнь. Может быть, поэтому только мы с Арией из всех учеников седьмого класса, которых учитель физкультуры Криш Матузелис привел на стадион к тренеру, экс-чемпиону Европы Альфонсу Берзиньшу, и остались верны конькам.

В 1956 г. подруги впервые вышли на старт официальных соревнований. Было это на первенстве Риги. Уже на дистанции 500 м обе подруги упали, причем Ласма даже дважды. Чего только не пришлось выслушать девушкам! Мол, сперва научитесь кататься, а уж потом выступайте на соревнованиях... Было от чего девушкам впасть в уныние. Помогли воля, упорство и страстная любовь к конькам.

Через год, когда ей было 14 лет, на той же 500-метровой дистанции Ласма с результатом 57,0 сек. побеждает всех своих конкуренток, в том числе и тогдашних чемпионок и рекордсменок республики.

В марте 1958 г. Ласма и Ария впервые приняли участие в соревнованиях за пределами республики. Это был Мемориал С. М. Кирова. К старту девушки были допущены только благодаря разрешению председателя Всесоюзного спорткомитета Н. Романова. Дело в том, что в соревнованиях могли выступать спортсменки не моложе 19 лет. Ласме же в ту пору было 15, а Арии - на год больше.

Когда прозвучал выстрел стартера и Ласма неожиданно для всех повела равную борьбу со своей более старшей и опытной напарницей, стадион поначалу притих. Но увидев энергичный бег девушки, стал подбадривать молодую спортсменку. После финиша Ласма ничего не видела и не слышала и опомнилась, лишь когда судья-информатор сообщил, что результат Ласмы Авотини на дистанции 500 м 50,6 сек. Это был новый рекорд республики для взрослых. Тогда в многоборье победу одержала Инга Артамонова, у Арии был 8-й результат, у Ласмы - 11-й.

Еще через год Ласма и ее подруги познакомились с быстрым и коварным льдом Медео. И надо же было такому случиться! На первом своем международном старте - розыгрыше приза Совета Министров Казахской ССР с участием спортсменок 6 стран - на первом же повороте пятисотки лед словно ушел из-под ног Ласмы. Вслед за ней в снег полетела и Ария.

- Только и слышали тогда, что сначала надо научиться на ногах держаться, а уж потом приезжать на соревнования. На душе кошки скребли, и было невозможно сдержать слезы. Но постепенно вместе со слезами утекло и огорчение. Появилось желание доказать, что и мы умеем бегать по такому скользкому льду, - вспоминает Ласма.

На последней дистанции - 3000 м - Ласма стартовала вместе с Хельгой Хаазе из ГДР, той самой, которая через год на Олимпийских играх в Скво-Вэлли стала чемпионкой. Но в тот раз первой была Ласма - 5 мин. 38,8 сек. Этот результат долго оставался лучшим, и только под самый занавес соревнований его улучшили более опытные советские спортсменки. Но и этого достижения Ласмы было достаточно, чтобы поколебать недоверчивость скептиков. Более того, молодых спортсменок из Риги зрители стали горячо поддерживать. А стартов той зимой было немало. Пожалуй, в Алма-Ате девушек видели чаще, чем в Риге. Люди узнавали подруг, здоровались с ними, но частенько... путали их имена.

Здесь, на Медео, Ласма впервые по-настоящему почувствовала, что такое скорость, впервые увидела рождение мирового достижения. Выполнила она и свою первую мечту - стала мастером спорта СССР. Случилось это зимой 1960 г., когда Ласма и ее подруга учились в выпускном классе рижской средней школы № 4.

Экзамены были уже не за горами. Их классной руководительнице все чаще приходилось выслушивать сомнения окружающих - мол, как твои спортсменки окончат школу, если всю зиму ее почти не посещали? Но опытный педагог знала своих учениц, их характер, способности и не сомневалась, что они справятся. Учителя верили им, и подруги не подвели - окончили школу только с хорошими и отличными оценками.

На этом пути-дороги Ласмы и Арии не разошлись. Они поступили в Латвийский государственный институт физической культуры.

Впервые в составе сборной СССР Ласма отправилась на чемпионат мира в Японию. Но стартовать в Каруидзаве зимой 1963 г. Ласма не смогла - ее, как самую молодую, оставили в резерве. Ласма огорчилась: ведь на первенстве страны она была четвертой и завоевала право стартовать на чемпионате мира! Но тренеры решили по-другому. Здесь, в Стране восходящего солнца, Ласма впервые увидела коронацию новой чемпионки мира. Вряд ли она тогда могла подумать, что придет время, когда на высшую ступень пьедестала почета, где сейчас улыбается Лидия Скобликова, сможет подняться сама.

Ласма вернулась домой и прекратила тренировки. Белую Олимпиаду 1964 г. в Инсбруке Ласма смотрела сидя у телевизора с двухмесячным сыном Райво на руках. Но уже в августе она снова в строю.

- Это было так прекрасно! Ты чувствуешь, как возвращается прежняя упругость мышц, можешь опять прыгать, бегать, кататься на велосипеде...

Ласма верила в себя, в свою мечту. Верил в успех Каунисте и ее тренер Евгений Красильников.

Начиная с 1966 г. спортивный путь, все достижения Ласмы Каунисте связаны с именем Красильникова, вместе с которым они защищали цвета спортивного общества "Локомотив". На чемпионате мира-66 в Тронхейме (Норвегия) Каунисте в сумме многоборья заняла 7-е место.

С 1967 г. на мировой арене началось единоборство представительниц советской и голландской конькобежных школ. Поначалу вперед вырвались голландки. У себя дома, в Девентере, лавры чемпионки завоевала Стин Кайзер. Ласма Каунисте была награждена большой серебряной медалью.

Через год в Хельсинки Кайзер повторила свой успех, а Ласма пропустила вперед себя еще двух голландских спортсменок и осталась без медали. А потом был старт на Белой Олимпиаде в Гренобле, которым Ласма осталась недовольна.

Кто не мечтает выступить на олимпийских играх! Свой первый олимпийский старт Ласма приняла на дистанции 1500 м - одной из любимых. Но вот при жеребьевке не повезло - соперница досталась не из сильнейших. Может быть, отсутствие борьбы сказалось, но довольствовалась она 5-м местом. На 1000 м Ласма показала 11-й, а на 3000 м - 12-й результат.

Потом Ласма долго думала и мучительно искала ответ на вопрос: почему же так произошло? Ведь готовилась к главному старту основательно, старалась не упустить ни одной даже мельчайшей детали...

- Неудачно получилось. Все утверждали, что я в отличной спортивной форме. Самочувствие тоже было прекрасным, и сил достаточно, но вот бежать не могла. Постоянно, куда бы ни шла, что бы ни делала, постоянно вспоминала отца, которого похоронили дома, когда я была в отъезде.

Хоть Ласма росла у бабушки, влияние на нее отца, бывшего футболиста, врача-психотерапевта, было огромным. Всю жизнь она прислушивалась к мнению отца, его советам. А перед смертью, находясь уже в больнице, отец сказал Ласме: "Ты для меня должна бежать быстро!".

Но ни в Хельсинки, ни в Гренобле ей так и не удалось исполнить завет отца. И лишь через год после Олимпиады она вновь вернулась на ледовую дорожку Гренобля, чтобы на этот раз уйти с нее непобежденной.

"Трудные условия сложились на чемпионате мира 1969 г. в Гренобле. И тем более драгоценной была победа в многоборье замечательной советской спортсменки Ласмы Каунисте, победа, которая потребовала максимальных усилий, когда в полной мере проявились несгибаемая воля Ласмы, ее умение бороться до конца, какими бы трудными ни были последние шаги к успеху" - так через несколько лет напишут о победе Ласмы в справочнике "Конькобежный спорт" его составители.

О том, что было до старта и как покоряла Каунисте путь к вершине, рассказывается в книге "Ласма", вышедшей в Риге в 1972 г.

"Приехав в знакомый мне Гренобль, чувствовала себя хорошо. Корреспонденты не тревожили, в газетах своей фамилии не видела ни разу. Все считали фаворитками голландку Кайзер, нашу Мохначову...

Когда узнала, что на пятисотке придется стартовать в последнем забеге, одной, немного расстроилась. Предстояло бороться только с собой и секундомером... Несладко. Не скрою, больше всего огорчил факт, что меня определили в четвертую, слабейшую, группу, хотя в спринте была не самой худшей в сборной. Тренер успокаивал меня, говорил, что кому-то все-таки надо было стартовать в этой группе. И меня выбрали потому, что я самая опытная в команде.

Как всегда перед соревнованиями, легла рано, спала беспробудным сном, а это значило, что к старту готова. Утром на зарядке добежала до катка Поля Мистраля, и, когда увидела, как тщательно там готовят лед, волнение, которое всегда приходит перед стартом, исчезло.

На стадион пришли как обычно. Провели разминку. Старты зарубежных соперниц не смотрела, обратила внимание только на наших девушек. На этот раз их было не узнать, в том числе и олимпийскую чемпионку Людмилу Титову. Пропала скорость. Как упала на дистанции одна из претенденток на победу голландка ван дер Бром, не видела. Просто смотрю, а она сидит и плачет.

Наконец пришел мой черед выходить на старт. Вокруг дорожки стояла вся наша команда и непрерывно подбадривала меня: "Ласма! Ласма!". Это здорово помогло. Было впечатление, что с последнего поворота меня кто-то буквально выбросил на финишную прямую. Никогда еще не чувствовала такой скорости, как на последних метрах. 45,6 - третий результат дня.

1500 м бежала в паре с Кайзер. Люблю сильных напарниц, но на этот раз замысел не удался. Винить могу только себя. Все началось хорошо, но где-то после 700 м немного отпустила ее, и этого хватило, чтобы Кайзер быстро оторвалась от меня. 2.23,7 - третий-четвертый результат. Но Евгений Николаевич Красильников моим выступлением остался доволен. Я сама - еще больше. Ведь впервые завоевала медали на чемпионате мира на отдельных дистанциях... Ничего, что обе бронзовые. Все должно было решиться на дистанции 1000 м.

Второй день соревнований встретил нас синим небом и ярким солнцем. Но перед самым началом забегов на 1000 м из-за гор наползли тучи и пошел дождь. "Ну, как раз твоя погода", - шутили наши девушки. Когда финишировала ван дер Бром, на табло вспыхнули и сегодня не часто встречающиеся цифры - 1.31,8. У меня не было времени удивляться прекрасному результату - вызвали на старт. На дорожку вышла с намерением преодолеть дистанцию как можно быстрей. Смущало только обстоятельство, что заканчивать дистанцию нужно по неудобной, большой дорожке.

Результат 1.31,2 поначалу показался мне нереальным. О таком даже не мечтала. С Евгением Николаевичем рассчитывали на 1.32,5. После этой дистанции, которая принесла мне первую золотую медаль чемпионата мира, оказалось, что своих главных конкурентов, спортсменок Голландии, опережаю на столько, что могу реально претендовать на лавровый венок. Понемногу я и сама начала верить, что сумею победить в этой большой битве.

На трехкилометровой дистанции жребий определил мне в напарницы вновь Кайзер. Бежавшая перед нами Схут устанавливает мировой рекорд - 4.52,0. Голландские журналисты спешат к нашим тренерам, чтобы узнать, каков мой личный рекорд на трехкилометровке. Узнав, что только 5:12,3, да еще показанный на Медео, они успокоились, потому что на этот раз мне нужно было пробежать не хуже 5.08,0. Так было записано и в блокноте Красильникова.

Первые три круга преодолели плечом к плечу. Но потом показалось, что у голландки вдруг выросли крылья - так быстро она увеличила темп. На пятом круге мне вдруг подумалось: все, конец, не выдержу. Но тут же отбросила эту мысль - нет, нельзя без борьбы отказываться от победы, которая так близко, надо терпеть! Когда после финиша увидела на табло результат - 5:02,8, то в первое мгновение не поняла, чей он - Кайзер или мой. Оказалось, что у нее 4.53,2.

... А ко мне уже спешили Евгений Николаевич, подруги по команде. Поздравила и теперь уже экс-чемпионка мира Кайзер.


Абсолютная чемпионка мира Ласма Каунисте

Абсолютная чемпионка мира Ласма Каунисте


Заслуженного мастера спорта, кавалера ордена Трудового Красного Знамени, экс-чемпионку мира Ласму Каунисте на конькобежной дорожке давно уже сменили другие королевы. Но она осталась верна конькам. Этой верности ее учили первый тренер Альфонс Берзиньш, потом Арвид Лейнерт, который привел ее в большой спорт, и доведший до золотой медали чемпионки мира Евгений Красильников.

Сегодня, также как и много лет назад, с тихих аллей парка Аркадия, берегов озера Марас или стадиона "Локомотив" возвращаются в спортивную школу юные конькобежцы со своим тренером, одновременно и директором ДЮСШ № 7 Риги Ласмой Каунисте. Но кроме директорских и тренерских забот есть у Ласмы еще и депутатские. Она уже не первый созыв руководит постоянной комиссией по физической культуре и спорту Ленинского райсовета Риги.

Если верить приметам и обещанию Ласмы, то накануне своего третьего тысячелетия столица Советской Латвии будет готовиться и к встрече нового короля или королевы коньков. Ласма Каунисте слов на ветер не бросает.

Мартын Пагодкин




« Предыдущий раздел
Гребля
К оглавлению Следующий раздел »
Легкая атлетика

 

О проекте | В помощь новичку | Техподдержка | Обратная связь | Баннеры сайта | Реклама на сайте | Каталог ссылок
При использовании материалов ссылка на lokomotiv.info - обязательна