Закрыть
Вход
Забыли пароль?
Зарегистрироваться
Войти как пользователь:

Если вы зарегистрированы на одном из этих сайтов, или у вас есть учетная запись OpenID, вы можете войти на Lokomotiv.info, используя имеющийся аккаунт.

Если у вас уже есть профиль на Lokomotiv.info, вы можете “привязать” к нему по одному аккаунту с каждого из представленных сайтов. Выберите сайт и следуйте инструкциям.

Если вы зарегистрированы на других сайтах, авторизуйтесь по протоколу OpenID:

Войти по регистрации на Lokomotiv.info:
Забыли пароль?
Зарегистрироваться
  Блоги   | Гостевая | Люди | Библиотека | Прогнозы | Мозаика | Картинки | Подписка
 
Библиотека




 

Публицистический сборник "Локомотиву - 50"

Волейбол



ПОМНИТЕ ПОДАЧУ СВИРИДОВОЙ?

Готовя материалы о ветеранах "Локомотива", я уже сделал вывод, что искать этих людей следует где угодно, только не в списках пенсионеров. Все они живут, видно раз и навсегда выбрав своим девизом известные слова песни, больше похожей на гимн: "Наш паровоз вперед лети, в коммуне остановка...".

Но то все были мужчины, в этот же раз я разыскивал Валентину Осиповну Свиридову. Знал, что у нее не за горами 70-летие, и, естественно, рассчитывал застать ее дома. Куда там! По одному телефону она только что была, по другому еще не появлялась. То адресовали меня в спортзал, то на стадион... И так несколько дней кряду.

Наконец встреча. Но и ее Свиридова назначила не где-нибудь, а в своем родном клубе. На Каланчевке, как старожилы называют, наверное, самую шумную из столичных площадей - Комсомольскую. Здесь заседает и совет ветеранов, здесь она чувствует себя хозяйкой, а для женщины это всегда важно. Однако тут же предупредила, что время у нее ограничено: спешит на встречу волейболисток сборной СССР с перуанками, которые завернули в Москву, отправляясь на чемпионат мира в Прагу.

...Внешний облик моей собеседницы полностью соответствует сложившемуся о ней представлению. Живая, веселая, даже чуть насмешливая, она так и сыплет: "Ну почему я? Почему обо мне? Мало что ли достойных?". Но когда я включаю диктофон, речь ее начинает литься плавно. Хотя и перескакивает она подчас с одного на другое, но чувствуется - самой рассказчице приятно погрузиться в воспоминания. А вспомнить есть что...

Начало 30-х годов. Далеко не закончен еще многотрудный процесс восстановления народного хозяйства молодой Страны Советов. Однако дети уже прекрасно знают, что такое пионерские лагеря, одна из ярких примет новой жизни. В таком вот подмосковном лагере Валя Свиридова и взяла впервые в Руки волейбольный мяч. Взяла да и послала через сетку так, что по ту сторону принять его никто не смог. И потом, сколько ни подавала, хорошо если из трех ее подач принимали одну. Запомните эту деталь - она поможет нам понять истоки дарования этой большой волейболистки.

Потом была школьная команда, затем игра за команду девочек "Локомотива" на Разгуляе. В 17 лет ее взяли уже в команду мастеров, за которую она бессменно и выступала, пока не встретила свое 40-летие.

Ничего особенного эта команда собой не представляла, пока не влилась в нее целая группа великолепных мастеров, вписавших в историю советского волейбола свои имена поистине золотыми буквами: Валентина Осколкова, Клавдия Топчиева, Елена Войт.

Сразу бросается в глаза отличительная черта волейболисток, да и волейболистов московского "Локомотива" тех лет. Большие мастера на спортплощадке, они практически все стали и незаурядными людьми в жизни. Из названных мною двое - Войт и Осколкова - защитили кандидатские диссертации. Топчиева стала доктором наук, вела большую научную и преподавательскую работу в главном вузе страны, как называют Московский государственный университет.

Но это будет потом. Тогда же, в 1939-м, рядом со Свиридовой на площадке встали такие же озорные и веселые, как она, только чуть постарше девчата, так же влюбленные в волейбол. Они едут в Одессу и блестяще, не оставляя никаких надежд соперницам, даже таким сильным, как московский "Спартак", выигрывают чемпионат СССР.

К победе девушек привел новый тренер Александр Аникин. Он пришел в "Локомотив" из строительного института вместе с Федоровым. И оба они оставили очень заметный след в нашем волейболе, первый - как тренер, второй - как игрок. Верные локомотивским традициям, оба и в жизни оставили след не менее заметный. Аникин стал Чрезвычайным и Полномочным Послом нашей страны. О докторе технических наук, профессоре Федорове можно прочитать в этом же сборнике.

Говоря о первых победах московских железнодорожниц на чемпионатах страны, едва не написал, что они "выиграли золотые медали", да вспомнилось, что тогда медалей еще не чеканили. Вместо них победителям вручали маленькие значки, но как им радовались юные волейболистки-железнодорожницы!

А медали... Что ж, потом их будет множество. Только золотых медалей чемпионки страны у Свиридовой - 9. Были и другие. Впрочем, металла, менее ценного, чем серебро, она и ее подруги не признавали.


Валентина Свиридова на чемпионате мира

Валентина Свиридова на чемпионате мира


В 1948 г. Свиридовой вручили значок заслуженного мастера спорта. Но до того были трудные годы войны, материнство... Правда, спортивная жизнь столицы не затухала и в войну. Так, Свиридова на всю жизнь запомнила матчи на Кубок Славы. "Локомотив" выиграл этот почетный трофей, и он был в ту пору дороже девушкам, чем все их довоенные награды.

Сын Виктор родился в 1944 г. (кстати сказать, он продолжил семейную традицию - стал мастером спорта по волейболу, играл за юниорскую сборную страны), и Валентине Свиридовой стало, казалось, не до волейбола. Но уже в 1945 г. из Орджоникидзе, где проводится первенство страны, Аникин шлет телеграмму Свиридовой: "Приезжай, трудно...".

Она оставляет годовалого сына на попечение соседей и мчится на Северный Кавказ. На открытых площадках Орджоникидзе спортсменки в красных майках с вертикальной белой полосой побеждают всех своих соперниц. Они снова чемпионки страны!

У "Локомотива" появляется своя спортшкола. Всего три группы занимаются в скромном помещении на Новой Басманной у Александры Деминой (Дмитриевской). Но именно оттуда, из этих групп, идет и идет пополнение в команду мастеров. Приходят Тамара Моисеева (Рыжова), кстати теперь преподаватель МИИТа, замечательный игрок с необычным именем - Милетия Кононова (Еремеева). Из инфизкульта приходит также прекрасная волейболистка Тамара Петрова.

Но вот что интересно. Приходили новые игроки. Помоложе, повыше, посильнее. Но на 4-й номер - место для признанных бомбардиров - по-прежнему выходит все та же Валентина Свиридова, росточком не достигающая и 160 см. Она же вместе с Петровой, выполняя персональное задание тренера Аникина, "закрывает" блоком саму Александру Чудину.

Именно их блок в сочетании с собственными атаками принесли "Локомотиву" успех в переигровке матча с динамовками за первое место на чемпионате страны 1958 г. Запомнился Свиридовой тот матч в Лужниках. И не только сама игра, но и громадное стечение зрителей на трибунах Малой арены. Впрочем, "Локомотив" собирал зрителей всегда. На него ходили не только в Москве, но и во Львове, Орджоникидзе и в других городах.

Популярности команды немало способствовала Свиридова - как своей игрой в нападении, так и своими великолепными подачами. Помните ее первый волейбольный матч в подмосковном пионерском лагере? Видно, у нее было особое дарование волейболистки, а такой знаток волейбола, как Аникин, не мог его не заметить.

Во всяком случае, однажды подозвал он Валентину к себе и сказал: "Возьми-ка в руки мяч, иди с ним куда хочешь, делай что хочешь, но выдай такую подачу, чтоб никто не сумел ее принять. Слышишь - никто".

И она последовала совету буквально. Шла на свой локомотивский стадион, немного побегает, попрыгает для разминки, потом - до седьмого пота, до ряби в глазах работает с мячом. Подает и подает. Десятки, сотни, тысячи раз. И закручивает его, и нацеленно, по определенным местам площадки подает. Потом, уже в игре, нацеливает подачу на того из игроков противника, что послабее на приеме. Да и попробуй взять ее мячи, низко летящие над сеткой, да еще закрученные, меняющие траекторию в самых неожиданных точках!

Так что на чемпионатах страны довольно долго мало кто из соперниц справлялся с подачей Свиридовой, немало очков она добывала прямо с подачи.

Свиридова закончила выступать как раз к тому времени, когда волейболистки знаменитой "Ничибо" привезли с японских островов на континент свою не менее знаменитую планирующую подачу. Ее поспешили выдать за новинку, так и стали называть японской. И только известный наш тренер Мирон Винер, помнится, возмутился не на шутку и темпераментно доказывал: "Какая ж это новинка, если еще в начале 50-х годов так именно начала подавать наша Валя Свиридова!". И сегодня в беседе со мною Свиридова говорит: "А знаете, в японской планирующей я и впрямь узнала свою подачу. Но только порадовалась: значит, я была тогда на верном пути...".

Сборная страны конца 40-х - начала 50-х годов комплектовалась в основном волейболистками московских команд "Динамо" и "Локомотив". Свиридову неизменно включали в ее состав, она стала двукратной чемпионкой Европы, чемпионкой мира.

Любители со стажем помнят, конечно, тот мировой чемпионат 1952 г., что проходил на площадках перед Западной трибуной московского стадиона "Динамо". Чехословацкие волейболистки привезли на него новинку: атаки с коротеньких передач, посылаемых низко над сеткой. Очень сильно выглядела тогда и сборная Польши. Но наши девушки оказались сильнее. Принимали, буквально ложась под мяч, удары-"гвоздики" рослых нападающих сборной Чехословакии, вносила смятение своей необычной подачей в ряды польских волейболисток Свиридова. В итоге - золотые медали и звание сильнейшей команды земного шара.


Валентина Свиридова среди ветеранов Локомотива

Валентина Свиридова среди прославленных ветеранов "Локомотива"


Свиридова трижды становилась и чемпионкой мира среди волейболисток-железнодорожниц. Площадку оставила в 1959 г. Но не оставила ни волейбол, ни свою родную команду. Помогала Михаилу Сунгурову, когда он принял "Локомотив". Собственно, не оставляет ее и сейчас, когда эта команда стала ее болью. Покинула высшую лигу, и в первой идет, теперь уже под именем "Метростроя", далеко не лидером. Бывает в команде в качестве члена совета ветеранов "Локомотива", старается подбодрить девушек. И не теряет надежды на восстановление доброго имени своей команды на чемпионатах страны, как доверительно сообщила в конце нашей беседы.

Виктор Пугачев


МОЛОДОСТЬ ДУХА

Близ станции метро "Свиблово" есть просторное здание с табличкой "Всесоюзный научно-исследовательский институт транспортного машиностроения". Мы сидим с Дмитрием Ивановичем Федоровым в его директорском кабинете на третьем этаже. Здесь, в этом институте, он проработал долгие годы, прошел путь от младшего научного сотрудника до директора.


Дмитрий Иванович Федоров с почетным Красным знаменем

Доктор технических наук, профессор Дмитрий Иванович Федоров с почетным Красным знаменем, которым награжден коллектив возглавляемого им института


Сейчас с трудом верится, что маститый ученый, доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники РСФСР и заслуженный изобретатель СССР, добавьте сюда - в разное время депутат районного и московского Советов - это тот самый Дима Федоров, что покорял своей игрой болельщиков на волейбольных площадках еще до войны, а потом и в послевоенное время. О том времени напоминают лишь слова "заслуженный мастер спорта СССР", которые Федоров неизменно ставит на одно из первых мест в длинном перечне своих званий.

...Судьба не баловала Диму Федорова. Ровесник Октября, он прожил большую жизнь. Жизнь труженика. В ранней юности уехал из столицы в Магнитогорск по комсомольской путевке. Работая в цехе, мечтал построить сильные машины, которые заменили бы труд тысяч и тысяч людей. А вечерами просиживал за учебниками.

Молодой токарь с Магнитки поступает в знаменитый МИСИ - Инженерно-строительный институт имени Куйбышева. Но еще в Магнитогорске, а потом в Москве, после работы или с занятий, подхватив потрепанный чемоданчик, будущий доктор наук каждый вечер мчался в спортивный зал, стараясь не пропустить ни одной тренировки.

Страсть - а иначе это чувство не назовешь - к крылатому мячу Дмитрий Иванович пронес сквозь всю свою жизнь. Мало того, привил - а в этом человеке заложена недюжинная сила, характер прирожденного вожака - эту любовь товарищам. А товарищи эти сами были, как на подбор, людьми недюжинными. В волейбольной команде московского "Локомотива", в которой Федоров выступал в течение добрых двух десятков лет, был ее капитаном, играющим тренером, подобрались люди с такой интересной судьбой, что напиши о каждом - получится отдельная новелла.

Простое перечисление того, кем стал каждый из них, говорит само за себя. Иван Петров - народным артистом СССР. Кто не помнит знаменитый бас этого певца! А. Аникин сразу после войны был послом во Франции, а потом в Чили. Умудрялся сочетать дипломатическую деятельность с обязанностями тренера женской сборной СССР.

В. Соколов, доктор биологических наук, профессор МГУ, как и Федоров, возглавил научно-исследовательский институт. Б. Глаголин-Гусев, как и Петров, пошел по "театральной части", став режиссером Театра драмы и комедии на Таганке. Имя В. Голомазова хорошо известно в спортивной науке. A. Егнус и С. Нефедов стали соратниками Федорова в науках технических. Егнус и сейчас работает в НИИ. В. Галактионов посвятил себя военно-инженерному делу.

А если учесть, что и такие асы волейбола, как К. Рева, B. Щагин, В. Китаев, В. Гайлит, также прошли волейбольную науку в свое время именно в "Локомотиве", то московским железнодорожникам порою приходилось выступать на чемпионатах страны против команд едва ли не целиком составленных из бывших игроков их же клуба.


Волейболисты московского Локомотива

Волейболисты московского "Локомотива". Крайний справа - капитан железнодорожников Дмитрий Федоров


Железнодорожникам никак не удавалось подняться на высшую ступень пьедестала почета чемпионата страны. Но никогда не ослабевал поистине непостижимый бойцовский дух "Локомотива". Никто другой не умел так поддерживать этот дух в товарищах, как Митя Федоров, их капитан. Трудно приходилось у сетки - закрывали мощным блоком их армейцы, тогда откуда-то из глубины площадки выпрыгивал Федоров и забивал свои "колы". Отразить такие удары было просто невозможно.

Удары этого лидера атак железнодорожников были вообще весьма своеобразны. Он бил в очень высоком прыжке, отталкиваясь от пола не двумя, а одной ногой. При этом удара его можно было ждать с равным успехом как с правой, так и с левой руки. Левой у него особенно здорово получался крюк. Попробуйте поставить правильно и своевременно блок такому нападающему!

Неудивительно, что частенько лучший бомбардир "Локомотива" пробивал поверх блока. Мощь ударов А. Якушева или К. Ревы вошла в поговорку. Однако современники всех этих мастеров единодушно признают, что иногда противостоять ударам Федорова было куда труднее, чем и Якушева, и Ревы, и В. Щагина. Запомнились слова польского арбитра и тренера Вершило, сказанные им после поездки "Локомотива" в Польшу: "Ваш Федоров - игрок просто неповторимый".

Требовательный к себе, Федоров не признавал никакой расхлябанности в других. Стоило однажды ведущему игроку команды (не будем сейчас называть его имени) опоздать к отбою в гостиницу, и Федоров, тогда играющий тренер, ни в какую не захотел допустить его на следующий день к игре, хотя матч многое значил для железнодорожников, а без провинившегося им пришлось нелегко.

Эту принципиальность Дмитрий Иванович пронес через всю свою богатую событиями жизнь, верен он ей и сейчас. Хотя на спортивном пути его были отнюдь не только розы. Если разобраться, то шипов было, наверное, больше. Стоит вспомнить хотя бы послевоенные годы.

В 1946 г. Федорова по праву включают в команду "звезд", как называли тогда сборную Москвы. Казалось бы, нелегко отличиться на фоне таких знаменитостей, как К. Рева, В. Саввин, А. Якушев, В. Щагин. Однако после поездки в Польшу соперники отмечали необычную, нестандартную игру именно Федорова.

А сам Рева не раз говорил, что ему даже против Щагина и Ульянова играть легче, чем против Федорова, ибо никогда не угадаешь, куда тот пробьет.

Напряженнейшей была борьба в чемпионатах страны 1947-1948 гг. ЦСК и "Динамо" были лидерами, а "Локомотив" далеко не всегда, но именно в его лице они встречали самого серьезного экзаменатора. Федоров вел за собою товарищей, как бы ни складывалась ситуация на площадке. Он не признавал выражений типа "безнадежный матч" и всегда боролся до конца.

В 1949 г. наш волейбол готовился выйти на международную арену. Предстоял первый чемпионат мира в Чехословакии. Кандидатура Федорова даже не подлежала обсуждению - он в основном составе сборной СССР. И надо ж такому случиться - на тренировочном сборе он получает тяжелую травму. Друзья уезжают на чемпионат без него, но и сразу после чемпионата, и много лет спустя каждый из них мог бы сказать вам, что в их успехе была доля и Дмитрия Федорова.

Большой спортсмен, крупный ученый, коммунист, он остается в строю и сегодня, а духом так же молод, как и в ту пору, когда выходил на волейбольную площадку.

Виктор Пугачев


ЛИДЕР - КАПИТАН - ТРЕНЕР

В Киеве живут два олимпийских чемпиона по волейболу - Борис Терещук и Владимир Иванов. Оба - в прошлом лидеры команды киевского "Локомотива". И каждый из них, и сама команда заслуживают отдельного рассказа. Но когда я ближе познакомился с Борисом Терещуком, то понял, что в его спортивной биографии как в зеркале отражено все, чем славился и славится "Локомотив".

Борис Терещук родился в год, когда закончилась Великая Отечественная, так что детство его пришлось на время восстановления нашего народного хозяйства, а потому было нелегким, как и у всех мальчишек его поколения. Как и многие его сверстники, Борис отдавал все свободное время спорту. Его любовью стал очень популярный тогда волейбол.

Первый тренер Михаил Белкин научил его основам волейбола, а главное - заставил поверить в себя, в то, что он может чего-то добиться в спорте. По окончании ДЮСШ Бориса взяли не в какую-нибудь, а сразу в мужскую волейбольную команду киевского "Авангарда". На одном из матчей юношу заметил знаменитый в прошлом волейболист Михаил Пименов. Встреча с ним и определила дальнейшую судьбу Бориса. Вот уже добрых два десятилетия, если исключить годы службы в армии, его жизнь неразрывно связана с командой мастеров киевского "Локомотива". Придя в нее под начало Пименова, Терещук со временем сам стал ее тренером. Но обо всем по порядку.

Работа на заводе и учеба в вечерней школе не оставляли много времени для тренировок. Но надо знать этого общительного, компанейского человека. Ему до всего есть дело. Например, на заводских спартакиадах он участвовал в соревнованиях едва ли не по всем видам. Эта разносторонность очень помогала ему и на волейбольной площадке.

Теперь, уже с высоты своего тренерского опыта, Борис считает, что именно подготовка к тем заводским спартакиадам заложила в нем те качества, над развитием которых волейбольные тренеры и сейчас много бьются, к тому же не всегда добиваясь успеха.

Призыв в армию прерывает его "службу" в родном "Локомотиве". Однако эти два года Борис относит хотя и к нелегкой, но радостной для себя поре. Дело в том, что на его пути встретился человек недюжинного ума и живой мысли, теоретик и практик волейбола, заслуженный тренер СССР В. А. Небылицкий. Именно у него, в киевском СКА, Борис получает многое из того, что потом пригодится ему не только как игроку, но и как тренеру, да и просто как человеку.

В ту пору Борис делает первые попытки переквалифицироваться из нападающих в связующие. Нелегкое это было дело, ибо ему хотелось стать не просто связующим, а хорошим игроком (забегая вперед, скажу, что идея эта нашла блестящее воплощение). Кто хоть немного знает волейбол, поймет, сколь трудна такая переквалификация.

Вместе с ним над тем же самым работал Юрий Старунский, впоследствии игрок сборной СССР. Как показало время, уроки Небылицкого, поиск, который ребята вели вместе с ним, помог и Борису и Юрию найти свое призвание. А они оба нашли его именно в амплуа связующих игроков.

В киевском СКА подобрался в ту пору очень неплохой состав. Команда становилась победителем и серебряным призером первенств Вооруженных Сил страны, а в составе армейской сборной Терещук и Старунский победили на Спартакиаде дружественных армий. Тут они выступали вместе с такими признанными мастерами советского волейбола, как Георгий Мондзолевский, Николай Буробин, Эдуард Сибиряков, Дмитрий Воскобойников, и это время вспоминают с благодарностью.

Сколько иногда хотя и резких, но доходчивых слов находил Мондзолевский, чтобы Борис понял свои недостатки как связующего, роль игрока этого амплуа в команде.

К этому же времени относится и включение Терещука в сборную команду Украины, которая выиграла IV Спартакиаду народов СССР и одновременно стала чемпионом страны. Потом на протяжении доброго десятка лет Борису доводилось защищать цвета сборной своей республики. Товарищи по сборной выбрали его своим комсоргом, а потом капитаном.

А надо сказать, что в те времена в сборной Украины были такие выдающиеся волейболисты, как Юрий Поярков, Юрий Венгеровский, Евгений Лапинский, Виктор Михальчук, земляк Бориса Владимир Иванов. У одних он многому учился, с другими был на равных, третьих уже учил сам. Тот факт, что его избрали капитаном такой именитой команды, говорит об авторитете этого человека.

В 1968 г. его пригласили в сборную команду страны. Ее наставник Юрий Клещев сыграл важную роль в дальнейшем становлении Терещука как большого мастера уже международного класса.

Нелегкими были его первые шаги в сборной. Нужно было играть так, чтобы найти контакт с такими асами волейбола, как Валерий Кравченко, Эдуард Сибиряков. Надо было найти свое место в команде, где в то время были такие виртуозы-связующие, как Георгий Мондзолевский, Юрий Поярков. И в этой компании он не затерялся, заговорил своим собственным голосом. Теперь, с высоты прожитых лет, Борис делает вывод: только такая команда, какой была сборная СССР в те годы, и могла выиграть золотые олимпийские медали В далекой Мексике она и выиграла их. Немалый вклад в эту победу внес и Борис Терещук.

Впрочем, вскоре судьба преподнесла сюрприз. Олимпийские чемпионы оказались только шестыми на чемпионате мира. Однако не те ребята собрались тогда в команде, чтобы так легко смириться и отступить. И Терещук, и его партнеры - а теперь их имена известны всему миру: Владимир Кондра, Юрий Старунский, Владимир Паткин, Вячеслав Зайцев - твердо решили в том же году выиграть чемпионат Европы. Не менее честолюбивы были и тренеры - Юрий Чесноков и Юрий Фураев. И команда выиграла европейское "золото".

В 1973 г. Терещук в составе сборной становится чемпионом Всемирной универсиады. Но вернемся вместе с ним в его родной клуб. Сразу после демобилизации из армии он вновь в киевском "Локомотиве", где рядом с ним играет другой олимпийский чемпион - Владимир Иванов. Вскоре команда становится серебряным призером чемпионата страны.

Но вскоре ветераны уходят, на смену им приходят молодые. И Борису, как капитану, да и, по существу, играющему тренеру, приходится не только вести за собой команду, но и воспитывать молодых. Это был нелегкий период. Борис готовился к поступлению в аспирантуру Украинской сельскохозяйственной академии. А потом была аспирантура, годы, когда в его жизни агрохимия потеснила любимый волейбол.

Нежданно-негаданно ему предложили стать тренером "Локомотива". Это решило все. Ведь ему предложили команду, без которой он просто себя не мыслил! Но надо знать Терещука. Он решил: если уж тренер, так снова за учебники. И поменял аспирантуру на студенческие аудитории инфизкульта.

Новому тренеру были не по душе те концепции подготовки и игры команды, которые в последние годы не позволяли киевлянам добиваться сколько-нибудь значительных успехов на чемпионатах страны. И ему пришлось в течение года отчислить шестерых игроков основного состава. А ведь среди них были не просто известные игроки - то были его друзья. Но что же делать - ему хотелось, чтобы взгляды его разделяли все игроки, чтобы ему верили, за ним пошли.

Терещук опирался на молодежь, чему не изменяет и по сию пору. За 11 лет работы с командой в качестве старшего тренера Борис пригласил в "Локомотив" только двух игроков, уже имевших опыт выступлений за другие клубы. Все остальные - это вчерашние школьники, те, кто вырос в мастеров непосредственно в "Локомотиве". Больше полутора десятков игроков получили здесь мастерские звания, трое стали мастерами международного класса, один - заслуженным мастером.

Тренерское кредо Терещука неизменно: он стремится создать не просто хорошую команду, но сильный клуб, который готовил бы собственные резервы. Такой, как, скажем, у гандбольного тренера Игоря Турчина в киевском "Спартаке". Многое в этом направлении Борису сделать уже удалось. Свидетельство тому - бронзовые медали чемпионата страны, в перспективе же... Впрочем, Терещук, предпочитает об этом не распространяться.

Виктор Пугачев


РАЗ И НАВСЕГДА

Таня Сарычева познакомилась с волейболом в 12 лет и не расставалась с ним добрых два десятилетия, отдав ему лучшие годы жизни. Ее спортивной карьере можно позавидовать. Двукратная олимпийская чемпионка, чемпионка мира и дважды чемпионка Европы - все эти титулы ставят ее в один ряд с такими "звездами" нашего женского волейбола, как Инна Рыскаль, Нина Смолеева, Людмила Булдакова.

Именно с ними она выходила к сетке в матчах длившегося целое десятилетие соперничества с японками за первенство в мировом волейболе.

Именно на этот период и приходится расцвет таланта Сарычевой и ее знаменитых подруг.

И все же было что-то неуловимо отличавшее ее судьбу. Тем же Смолеевой, Булдаковой, добавим к ним и Розу Салихову, дорога в сборную была как бы на роду написана. А точнее - на гербе их клуба: в те времена московское "Динамо" было практически синонимом национальной сборной. Таня же представляла в ней московский "Локомотив", представляла в единственном числе.

Надо быть поистине выдающимся игроком, чтобы тебя заметили в команде, занимавшей весьма скромные места в чемпионатах страны, и одну из всего клуба постоянно приглашали в нашу главную команду. Да, "Локомотив" в свое время блистал на всесоюзной арене - девять раз его волейболистки поднимались на самую верхнюю ступень пьедестала почета чемпионатов СССР. Но то было еще в раннюю пору нашего волейбола. Впрочем, и позже, в начале 50-х годов, когда "Локомотив" оставался в лидерах, наша героиня еще, что называется, пешком под стол ходила.

Быстрому же росту ее мастерства, как считает сама Сарычева, она обязана своим наставникам, на которых ей невероятно везло с самого начала спортивного пути. Рослую девочку не могли не заметить в наше время ранней спортивной специализации. Таню пригласили в ДЮСШ Ленинского района столицы. Мария Ивановна Сунгурова, в группу которой ее зачислили, была прирожденным детским тренером, да еще и из знаменитой семьи волейбольных наставников. Так юная Таня надолго попадает под внимательную и на редкость доброжелательную опеку этой семьи.

Буквально в считанные месяцы выросли ее успехи на волейбольной площадке. В 1964 г. она уже в сборной столичных школьников, которые выигрывают Спартакиаду в Минске, а через три года повторяют свой успех и на площадках Ленинграда. К обоим этим турнирам московских школьниц готовил известный тренер Юрий Железняк.

Впрочем, Сарычева к тому времени успела уже стать чемпионкой Европы среди девушек. Тогда, в Венгрии, в составе нашей сборной выступала целая плеяда талантливых девчонок. Часть из них потом играла и в женской сборной страны.

Через год Таня заканчивает ДЮСШ и приходит в "Локомотив". Недостатка в приглашениях в команды мастеров у девушки не было. Ее приглашали и в "Динамо" и в ЦСКА. Но Таня выбрала "Локомотив". Выбрала раз и навсегда. Почему? Наверное, потому, что там играли знакомые девочки, а тренером была чуткая и заботливая Милетия Еремеева. Но как теперь кажется самой Сарычевой - выбор этот был ей предопределен свыше.

И взлеты, и падения - все пережила Сарычева с командой этого клуба. А вскоре туда приходит Михаил Сергеевич Сунгуров, которого Сарычева до сих пор считает одним из лучших наших волейбольных тренеров.

Уже детские тренеры заложили в Тане хорошую базу, этакий волейбольный универсализм. Она прекрасно нападала, была сильна в так называемой общей игре, могла выполнять роль связующей. Имея рост 176 см, по тем временам весьма заметный, она больше тяготела к игре в нападении, но, повторяю, могла сыграть на любом месте с тем же успехом.

Качества универсального игрока в ней всячески стремился развить Сунгуров. Этот человек из тех, что не отдают дань всякого рода модным течениям, а избирают как в жизни, так и в работе свой собственный путь. Сунгуров, например, не гнался за рослыми игроками, когда началась такая погоня. Он всегда исходил из состава команды, то есть подбирал тактику под игроков, а не наоборот.

Сильным оружием этого тренера был блок. Его так и называли "сунгуровским". В то время никакая другая команда не могла похвалиться таким блоком. Мало того, что он был очень надежным - поражала его гибкость: волейболистки "Локомотива" могли менять его варианты в любое время, и постоянно этим пользовались. А "королевой" тут была Сарычева.

На что уж сильным был блок высокорослых динамовок Веры Тюриной, Мариты Батутите, Нины Смолеевой, Розы Салиховой, а локомотивский и ему мог дать несколько очков вперед. И не раз обыгрывал "Динамо", имевшего в своем составе ни много ни мало как восемь игроков сборной, именно за счет своего великолепного блока.

Это умение надежно играть на блоке и привело Сарычеву в сборную страны. На площадку она выходила всякий раз, когда надо было усилить блок. Выходила и усиливала.

Это вовсе не значит, что она не нападала сама. Нападала, и еще как! Но все же блок был ее коньком, тут с нею трудно было сравниться кому бы то ни было.

В начале 1967 г. сразу после того самого победного юниорского чемпионата Европы в Венгрии ее пригласили на сбор. Тут за дело взялся основательный Ахвледиани, всегда знавший, чего хочет.

Он внимательно наблюдал за игрой Сарычевой на одном из туров чемпионата страны в Днепропетровске и сразу после тура вновь пригласил ее в сборную. Случилось это в 1968 г. С тех пор Татьяна занимала это место бессменно в течение восьми лет. Ездила на две олимпиады и оба раза возвращалась с золотыми медалями.

Но это будет потом. Пока же, после приглашения Ахвледиани, она оказалась самой юной в нашей маститой сборной. Предстояла поездка в Японию, страну, диктовавшую тогда моду в волейбольном мире. Девушки поистине с трепетом душевным готовились к той поездке - еще свежи были в памяти воспоминания о непобедимой "Ничибо", еще не оправились от шока те, кому довелось выступать против этой грозной команды на московском чемпионате мира и на Олимпиаде-64.

Со вторым составом сборной, где пока тренировалась Татьяна, работал Олег Чехов. И за то, как работал, она до сих пор ему благодарна. В первом для нее матче за сборную в турне по Японии Ахвледиани поставил Сарычеву на заднюю линию. Прошла эту линию Таня и ни разу до мяча не дотронулась... Садится на скамейку, а Чехов ей: "Молодец, всю линию прошла без единой ошибки". Он тоже, как и ее первый тренер, считал, что каждый волейболист должен уметь играть на любом месте.

Коньком Ахвледиани была разносторонность, многоплановость подхода к подготовке волейболисток. Наш лучший бомбардир Инна Рыскаль готовилась так, что потом, заканчивая свою волейбольную карьеру, в своем клубе "Нефтчи" выполняла роль... связующей. Люда Булдакова потом стала связующей номер один во всем мировом волейболе. Да и все нападающие того времени могли и пас дать, и в защите сыграть. Чего, к сожалению, не скажешь о нынешних волейболистках...

- Да, и у нас была специализация, - говорит Сарычева. - Но какая! Смолеева специализировалась в... защите на 6-м номере. Салихова умела пробить с двух рук, так она и нападала из 2-й и 3-й зон. Но как она при этом играла и на задней линии! Словом, использовалось все, что было заложено лучшего в каждой, но никто из нас не забывал и о других обязанностях.

Семь матчей провели советские волейболистки в Стране восходящего солнца и в шести - одержали победы. И это перед самой Олимпиадой-68, именно во встречах с волейболистками Японии, главными соперницами на этой Олимпиаде! Что говорить, тогда и близко к этим двум командам никто подойти не мог, спор за первенство в мировом волейболе вели только они.

Именно в этих встречах мужал характер Сарычевой, появлялась уверенность в себе. Она многому училась у японок, но училась побеждая их. Перед ответственными матчами в Риге и Москве тренеры нашей сборной на занятиях разбирали, моделировали не только игру команды соперниц, но и каждой волейболистки в отдельности.

- Разбуди меня тогда среди ночи, и я могла бы без запинки ответить, как играть у сетки с Айнумой, а как с Такаямой, - вспоминает Сарычева.

Результаты ответного турне были неутешительны для гостей. Но мудрого Ахвледиани не так-то просто провести. Он знал, что решающий бой японки готовятся дать в Мехико, что так просто они с титулом олимпийских чемпионок не расстанутся.

- Боже, как я радовалась, что попала в заветную дюжину! - В голосе Сарычевой даже сегодня чувствуется эта безмерная радость.

В Олимпийскую деревню Мехико перед решающим матчем волейболисток СССР и Японии шли и шли телеграммы. Розе Салиховой писал весь Нижний Тагил, Тане Сарычевой - весь московский "Локомотив", а за Нину Смолееву болели по старой памяти в Алма-Ате.

...Огромный игровой зал встретил невообразимым гулом, трещотками, повсюду на трибунах пестрели японские флажки. Но они ничего не видели, кроме площадки и мяча, ничего не слышали, кроме слов тренера. Они были предельно собранны и настроены на матч. На игру - как в бой!

И они выиграли этот бой. Я потом спрашивал всех его участниц, и все отвечали одно и то же: "Выделить никого не могу, все отдали для победы, что могли". Сарычева отвечала: "Делала свое дело - блокировала удары соперниц". Что ж, видно неплохо блокировала. Тотчас после того, как их провозгласили олимпийскими чемпионками, девчата поехали болеть за своих ребят, которым предстоял такой же генеральный бой.

Поездка на Олимпиаду дала ей многое, но высокий титул, завоеванный в Мехико сам по себе не мог прибавить взрослости. Она с огромным подъемом играет еще за сборную девушек, которая на своем очередном чемпионате Европы в Риге не оставила соперницам никаких шансов. И наша уже достаточно именитая героиня радуется своей скромной юниорской медали не меньше, чем высокой олимпийской награде.

Зато бескомпромиссности, непримиримости юной олимпийской чемпионке было не занимать. Как она возмущалась "предательством" - других слов и слышать не хотела - Нади Уткиной, перешедшей из "Локомотива" в ЦСКА! Железнодорожницы как раз вели тогда борьбу с ЦСКА за третье место в чемпионате страны. Но у Сарычевой была, похоже, одна задача: не дать сыграть на сетке своей бывшей подруге. От других еще можно и пропустить удар, от нее - ни за что! Они выиграли тогда и матч, а с ним и бронзовые награды чемпионата. Таню же едва ли не больше порадовало решение той самой локальной задачи.

Интересы "Локомотива" были для нее превыше всего. Предложения играть в других командах поступали по-прежнему - она их отклоняла решительно. И всегда особенно хорошо играла с главными соперницами. Нина Смолеева и Роза Салихова стали ее подругами. Но только вне площадки. Здесь же - бескомпромиссная борьба. Не раз и не два испытывали на себе тогдашние чемпионки-динамовки эту бескомпромиссность. Ведомый Сарычевой "Локомотив" побеждает их на туре чемпионата страны в Челябинске, потом в Ленинграде. В 1969 г., когда "Локомотив" завоевал серебряные медали чемпионата, он выиграл у чемпионок два матча из трех. Ахвледиани только руками разводил: "Ох уж эти железнодорожницы...".


Двухкратная олимпийская чемпионка Татьяна Сарычева

Лидер волейболисток московского "Локомотива" двухкратная олимпийская чемпионка Татьяна Сарычева


В том же году в Ленинграде в последний раз проводилась спартакиада профсоюзов. Москва была представлена практически одним "Локомотивом". В "Юбилейном" же собрались настоящие сборные. За команду хозяек, например, играли мастера "Спартака" и "Буревестника" - команд, в ту пору очень сильно выступавших в чемпионатах страны. Сильную команду выставила и Российская Федерация. В финале встретились волейболистки Ленинграда и Москвы. Первых вела замечательная разыгрывающая Галина Леонтьева, вторых - Сарычева. Спор и команд и их лидеров закончился победой представителей столицы - считай, "Локомотива".

К Олимпиаде в Мюнхене расстановка сил в мировом женском волейболе была такой же, как перед Мексиканской. И главные претендентки на золотые награды оставались те же. И состав нашей сборной не претерпел изменений. Зато изменилась Таня Сарычева. Это была уже не та всему удивляющаяся девчушка с косичками. Теперь это был зрелый, закаленный в сражениях мастер.

Хорошо известно: в спорте отстаивать титул чемпиона труднее, чем его завоевать. Перед пятой, заключительной партией решающего матча все с теми же японками у наших девушек и ноги сводило, и руки, казалось, готовы были отвалиться. И все же сил на эту последнюю партию достало...

Спортсмены вообще-то сильные люди. Спортсменки могут еще и поплакать, но закрывшись где-нибудь от посторонних глаз. А тут такая картина. Зрители почти разошлись, а на трибуне огромного олимпийского Дворца спорта в Мюнхене сидят Смолеева и Сарычева и ревут, что называется, в три ручья. Это они так своеобразно отметили свой золотой олимпийский дубль...

Что сказать еще о моей героине? В сборной после рождения сына от нее было отказались. Но после того, как на одном из туров чемпионата страны Сарычева была признана лучшим игроком, пригласили вновь. В итоге ее богатая коллекция пополнилась еще одной наградой - золотой медалью чемпионки Европы.

Виктор Пугачев




« Предыдущий раздел
Велосипедный спорт
К оглавлению Следующий раздел »
Гимнастика


 

О проекте | В помощь новичку | Техподдержка | Обратная связь | Баннеры сайта | Реклама на сайте | Каталог ссылок
При использовании материалов ссылка на lokomotiv.info - обязательна