Закрыть
Вход
Забыли пароль?
Зарегистрироваться
Войти как пользователь:

Если вы зарегистрированы на одном из этих сайтов, или у вас есть учетная запись OpenID, вы можете войти на Lokomotiv.info, используя имеющийся аккаунт.

Если у вас уже есть профиль на Lokomotiv.info, вы можете “привязать” к нему по одному аккаунту с каждого из представленных сайтов. Выберите сайт и следуйте инструкциям.

Если вы зарегистрированы на других сайтах, авторизуйтесь по протоколу OpenID:

Войти по регистрации на Lokomotiv.info:
Забыли пароль?
Зарегистрироваться
  Блоги   | Гостевая | Люди | Библиотека | Прогнозы | Мозаика | Картинки | Подписка
Главная страница / Библиотека / "Официальная история футбольного клуба "Локомотив" Москва 1923-2005" / П (Панфилов, Пашинин, Петраков, Петров, Пименов, Подпалый)
 
Библиотека




 

"Официальная история футбольного клуба "Локомотив" Москва 1923-2005"

П (Панфилов, Пашинин, Петраков, Петров, Пименов, Подпалый)



В 34 ГОДА НА ПИК РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ

В «Локомотив» из «Торпедо» Василий Панфилов пришел уже в солидном возрасте — в 33 года. Казалось, доигрывать. Но уже на следующий год он установил личный рекорд результативности, стал лучшим бомбардиром команды с 14-ю забитыми мячами, хотя играл не в центре, а на правом фланге атаки. Для сравнения: столько же в том чемпионате забил популярнейший центрфорвард столичного «Динамо» Сергей Соловьев, известный своими снайперскими качествами. При этом локомотивец практически не утратил скорости.
Хотя начал играть Панфилов в 16 лет в московском «Шерстянике», первая половина его футбольной карьеры прошла в минских «Динамо» и «Спартаке» (1936 — 1941 гг.). Был призван в армию, в Белорусский военный округ, да и задержался в Минске на шесть лет. Затем играл в горько-вском и московском «Торпедо». Из последнего его поспешили списать по возрасту, но еще четыре сезона Панфилов верой и правдой отслужил с трудом встававшему на ноги после разрухи военных лет «Локомотиву». В том же 1950 г. Василию Панфилову было присвоено звание заслуженного мастера спорта.
Не особо выделяясь антропометрическими данными (рост 174 см, вес 73 кг), Панфилов отличался стремительными скоростными рывками и сильнейшим ударом. Его прорывы по краю и мощные выстрелы в ближний угол ворот ставили в тупик оборону и голкиперов соперников. С 57-ю голами на высшем уровне он долго входил в список 100 лучших бомбардиров чемпионатов СССР. К сожалению, нет точных данных по 1951 г., когда «Локомотив» выступал во втором эшелоне союзного чемпионата, но забил Панфилов тогда определенно не меньше 13 мячей и входит в пятерку локомотивских снайперов как в высшей лиге, так и вообще в чемпионатах СССР.
К лучшим качествам Панфилова — футболиста следует отнести и его неистребимый до последнего матча азарт на поле, здоровое честолюбие и глубокое понимание спортивной чести. Он быстро стал одним из вожаков команды, вел за собой, вдохновлял партнеров личным примером, был лидером «Локомотива» в 1951 г., когда он вернулся в группу сильнейших.
В 1953 г., едва повесив бутсы на гвоздь, Василий Сергеевич Панфилов стал вторым тренером команды, потом два года поработал в низовых коллективах железнодорожников, пока Борис Аркадьев не вернул его своим помощником. Василий Панфилов пережил в «Локомотиве» его звездные годы, был одним из тех, кто готовил команду к победному финалу Кубка СССР 1957 г., в ее «серебряном» чемпионате 1959 г.
И его заслуга в том, что никому неизвестные прежде форварды Виктор Соколов, Игорь Зайцев обрели в конце 1950-х гг. славу грозы вратарей. Это он часами ставил, тренировал удар локомотивским «пушкарям» Виктору Ворошилову и Валентину Бубукину.
На склоне лет Панфилов готовил резервы для отечественного футбола — сначала в Футбольной школе молодежи, а затем в СДЮШОР «Локомотив».

МЫТИЩИНСКИЙ «УЗБЕК»

Первый организатор встреч профессиональных футболистов с детьми Вадим Евсеев уехал то ли со сборной куда-то, то ли на курорт с семьей, но двое ребят Олег Пашинин и Роман Шаронов Вадима талантливо замещали.
Если с репортерами тот же Пашинин держался вежливо, но сдержанно, то перед детьми раскрылся. И сам увлекся, и их увлек. Солировал в жюри. Талант — во всем талант.
А представили его как игрока сборной Узбекистана. Перешептывались родители в задних рядах:
— Какой же он узбек? Наш же парень, мытищинский...
Детям, впрочем, было все равно. Узбек так узбек. Пусть.
Пашинин — он скромный. Хотя голову под удар иной раз готов подставить. Хотя перекрывает мобильностью своей все поле — подвижнее него в «Локомотиве» игрока, кажется, нет. Разве что Юрий Палыч по бровке сновал активнее.
И не верится сегодня, что не так давно Пашинина в «Локомотиве» на лидерских ролях не было. Что вышел в основные игроки, и лавка, некогда отполированная его штанами, нынче не для него.
А ведь все это недавно. Неспроста отдавали его в Японию — попросите, уважаемые японцы, нынче в «Локомотиве» за хорошие деньги на полсезона Овчинникова? А Сычева с Лось-ковым? Вам укажут в сторону дубля. Выбирайте там, у тренеров Рината Билялетдинова и За-ура Хапова.
Попросите еще раз Пашинина. Над вами в «Локомотиве» посмеются. Кто ж нынче отдаст Пашинина?
А не так давно отдавали — чтобы поиграл парень в настоящий футбол. Не засиделся на железнодорожной лавке. Недолго и седалищный нерв отморозить. И уезжал Олег, должно быть, с легким сердцем — Япония, так Япония. Хоть Камчатка. Лишь бы играть. Быть может, имел наивность рассчитывать на скорое возвращение в «Локомотив» — но, скорее, готов был подписаться, как человек опытный, под словами Сергея Овчинникова:
— Отданные в аренду назад не возвращаются, это закон большого футбола...
Но Пашинин вернулся — ситуации и жизненному опыту вопреки. Вернулся, как толковали в голос газеты, «другим человеком». Уверенным в себе — прежде всего. А уверенный Пашинин оказался игроком экстра-класса — чего Семин не мог не заметить.
Олег стал основным и незаменимым. «Локомотив» нынешний без этого парня — не совсем «Локомотив». Пашинин уникальностью собственной линии судьбы многое и опроверг, и доказал. Доказал — нет ничего невозможного.
Опроверг известное: всякий, ушедший от тренера Семина, начинает играть хуже. Ни один не прибавил — зато растворились многие. Нигматуллин, Чугайнов, Черевченко, Саркисян, Соломатин, сник было Гуренко... Разве что Смертин держится. Кто, впрочем, скажет, что нынче Алексей играет сильнее, чем играл в «Локомотиве»?
Все переиграл на свой лад разве что Пашинин. Исключение — но какое! Ребята этого поколения росли постепенно — со временем начиная обижаться на корреспондентское определение «первый запасной». И дублерское прошлое не то, что хочется забыть — оно и впрямь забывается. Легко и естественно. Не знаю, обижается ли Пашинин — но из дублеров давным-давно вышел в основные. Да так вышел, что скорбел кто-то из тренеров сборной: упустили, мол, Олега. Пригодился бы. Да и сам Олег только, кажется, делает вид, что ни о чем не жалеет. Делает вид, что сборная Узбекистана - подарок судьбы. Когда б еще Пашинин сыграл в Бирме да Бахрейне? Да и на чемпионат мира, как жизнь показывает, с Узбекистаном путь может оказаться покороче, чем с российской сборной.
Может, он и в самом деле ни о чем не жалеет. Большого таланта футболист. Сам о себе Пашинин так не расскажет, как расскажет его тренер. Не Семин, нет. Например, Валерий Непомнящий, который опыт совместной работы с Олегом вспоминает с громаднейшим удовольствием.
— У меня вообще скверные люди не играют, но Пашинин — это просто открытие. Как человек — для меня. Как игрок — для всей Японии. А его японский чемпионат поначалу, помню, шокировал. Два матча подряд мы кого-то провожали. Сначала Стойковича, потом японец уезжал в «Арсенал». И для меня, и для него та командировка стала сказкой. В творческом плане. В конце первого круга мы оказались на 13-м месте, и я прошу аудиенцию у президента, говорю: «Наверное, навредил вам, — давайте, уеду домой?» — «Да вы что, Валерий-сан?!» — «13-е место...» — «Ну и что? Вы знаете, что в этом году пришло на пять тысяч зрителей больше, чем в прошлом? Знаете, что пресса лучше? А если вылетим — будем во второй лиге играть. И стараться вернуться...» После того разговора и я раскрепостился, и ребята. Как пошли всех громить — на третьем месте чемпионат закончили. Олег Пашинин подъехал, здорово помог.
- Как?
— Благодаря одной-единственной кассете. Посмотрел на Олега, увидел главное — быстрый парень. Остальному, думаю, научим. Ему говорю: «Олежка, играй в свою игру — и ничего лишнего...» У него первая неделя сложная была. Лето, поля жесткие — приводящие мышцы ныли. Набирал постепенно. Сейчас мало игроков с такой скоростью, да и голова светлая — мог бы играть в сборной России.
Прошло не так много времени — и Пашинин попал в сборную всех звезд японского чемпионата. А пришедший вскоре на смену Непомнящему Гаджи Гаджиев зачем-то искал от добра добро — и на место Олега пригласил многим памятного Биллонга. Огромного чудаковатого негра.
Пашинин вернулся в Россию. В «Локомотив». Всем нам, наверное, на радость.

СОЛО, БРОСАВШЕЕ В ЖАР ВРАТАРЕЙ

Юному Валерию Петракову прочили большое будущее. Скорость, техника, удар — все было при нем. Только оправдал ли он свое высокое футбольное предназначение? Воспитанник школы брянского «Динамо» (тренер А. Солдатов), форвард быстро привлек к себе внимание тренеров юношеских сборных РСФСР, а потом и СССР. В то время российские динамовские команды считались донорами головного московского клуба, тренеры которого, одними из первых прослышавшие о брянском таланте, не особо волновались: мол, никуда от нас не денется, пусть дозреет на родной почве. Но в августе 1976 г. Петраков объявился в «Локомотиве», и как в дальнейшем ни пытались бело-голубые вернуть его под свой флаг, до конца карьеры форварда так ничего у них и не вышло. Чем соблазнил брянского юниора тренер «Локомотива» Игорь Волчок, остается загадкой. Тем более что и места в основном составе юному дарованию сразу не нашлось, вначале пришлось поиграть за дубль. Лишь после того, как Петраков в 1977 г. стал чемпионом мира в составе юниорской сборной СССР, состоялся его дебют и в «Локомотиве». А на следующий год он сыграл в первой сборной СССР, забил гол в ворота финнов. Правда, через год Петраков опустился на ступеньку ниже, выступал за молодежную сборную, в составе которой стал чемпионом Европы 1980 г.
Заслуженный тренер СССР Николай Морозов отмечал:
— Петраков «из тех, кого ищут на поле, каждый второй пас следует ему».
В ожидании его хлесткого удара подрагивали коленки у вратарей. Как-то голкипер сборной СССР и донецкого «Шахтера» Юрий Дегтярев сокрушался:
— Изучаешь манеру игры нападающих, а иногда они изменяют своему же правилу. Знаю ведь: если Петраков замахивается, то следующим движением он обычно проталкивает мяч себе на ход и выскакивает к воротам, поэтому я сделал в этот момент шаг вперед, а он ударил по воротам и поймал меня на противоходе.
Особое удовлетворение, по собственному признанию, Валерий Петраков получал от голов, забитых им после сольных проходов. В матче второго круга чемпионата-77 с «Черноморцем» при счете 1:1 он получил мяч от Евгения Александрова в центральном круге, обыграл двух соперников, набрал скорость, проскочил еще двоих и низовым ударом забил второй гол, который принес победу «Локомотиву». В январе 1979 г. он повторил свое соло, выступая за 2-ю сборную СССР против сборной США, и потом еще не раз...
Петракова пытались «вытащить» из «Локомотива» почти все московские клубы, а он в ответ твердил:
— В сборную меня брали и из «Локомотива».
Но в 1981 г. все-таки принял приглашение «Торпедо». Казалось, в новой команде его ждут награды и регалии, Клуб Григория Федотова. Но к тому, что завоевал в «Локомотиве», Валерий Петраков в «Торпедо» добавил лишь грамоту финалиста Кубка СССР 1982 г.

ДИСПЕТЧЕР

По большому счету Борис Петров все-таки не сумел полностью раскрыть своего футбольного дарования. Воспитанник известного в Москве тренера Нила Гугнина, подготовившего на стадионе «Метрострой» (ныне — «Красная Пресня») немало мастеров футбола и хоккея, Петров начал свой путь в большом футболе с золотой медали Всесоюзных юношеских соревнований 1956 г. в составе сборной... Украины. Живший по соседству на Пресне впоследствии игрок луганской «Зари» Вячеслав Першин соблазнил юного футболиста перспективой сразу стать основным игроком команды мастеров класса «Б» днепродзержинского «Химика» (в столичные клубы, мол, не пробиться). Потом были четыре года в кировоградской «Звезде», сборная Украины (из игроков класса «Б»), в которой его приметили селекционеры киевского «Динамо». Он уже и в Киев съездил, но тренировавший «Звезду» москвич Григорий Дуганов дружил с Никитой Симоняном и предложил игроку:
— Зачем тебе Киев? Давай я тебя лучше в «Спартак» сосватаю.
Скорость, техника и не просто склонность к комбинационной игре, а умение блеснуть в каждой фазе атаки—и завязать ее, и продолжить, и завершить, обнаруживали в Петрове типично спартаковского игрока. И в первый же чемпионский сезон 1962 г. он сыграл больше половины матчей за «Спартак», удостоился золотой медали. Но счастье футболиста было недолгим. Селекционеры из ЦСКА не только не дремали, а осенью форменным образом выкосили таланты из профсоюзных клубов. Из «Торпедо» призвали Денисова, Маношина и Глухотко, из «Спартака» — Петрова и вратаря Фролова. Разобраться в потоке «призывников», которых поставляли ЦСКА военкоматы, было непросто даже такому опытному специалисту, как Вячеслав Соловьев. И в 1964 г. чемпион СССР Борис Петров оказался в одесском СКА, где сразу стал одним из лидеров. Армейцы в том же сезоне вышли в высшую лигу, но и на этом более привычном уровне Петров выделялся в рядах одесситов.
— Трудно назвать амплуа этого вездесущего игрока, — рассуждал об игре Петрова известный тренер, в прошлом защитник московского «Спартака» Серафим Холодков. — Его перемещения по фронту крайне опасны. Его активное участие в атаке как будто говорит о том, что он нападающий. Но вот наступление одесситов захлебнулось, и Петров первым отходит назад. Если же команда СКА вновь начинает контратаковать, то Петров, занимая позицию позади трех нападающих, выполняет функции диспетчера.
Эти самые функции диспетчера, которым в футболе придавалось все большее значение, и оказались истинным призванием Бориса Петрова. И после демобилизации в конце 1965 г. его пригласили сразу два московских клуба — «Спартак» и «Локомотив».
— Обе команды обещали двухкомнатную квартиру, но «Спартак» — только в том случае, если прочно обоснуюсь в основном составе, а «Локомотив» — сразу, — вспоминает Петров. — Был бы помоложе, конечно, выбрал бы «Спартак», но для 28-летнего футболиста «синица в руках все-таки надежнее журавля в небе». Был уверен, что в «Локомотиве» точно буду на первых ролях, его и выбрал.
И на следующий год возглавивший команду Константин Бесков собрал прекрасный ансамбль с будущими звездами Козловым и Гершковичем в атаке. Любо-дорого было ассистировать столь заряженным на гол партнерам, а еще и Короткову, Орешникову...
Интересная была пора. Но с первых матчей на команду вдруг обрушились неудачи - поражение за поражением, и хотя Бесков был уверен в правильности своего пути, не сворачивал с него, ему предложили уйти. А на следующий год покинули «Локомотив» и Гершкович с Козловым.
Петров быстро завоевал авторитет у новых товарищей, три года из четырех с лишним избирался капитаном команды «Локомотив», был тогда его душой, главным организатором наступления. Забивал, правда, редко, зато метко. Так, в московском полуфинальном матче Кубка МССЖ 1967 г. с бухарестским «Рапидом» зрители буквально вскочили с мест от восторга, когда он открыл счет. Владимир Коротков с левого края отправил мяч в центр, где Петров набегал из глубины поля на преграждавшую ему путь, казалось, непроходимую стену обороняющихся. Поймав мяч на бедро, капитан «Локо» пробросил его вперед, рванулся в еле заметную щель в обороне и с отскока сильно и точно пробил. Все было проделано мастерски, в считанные мгновения. Но чаще сам Борис Петров питал партнеров голевыми передачами. Его КПД был бы значительно выше, если бы не известная в те годы специфика команды железнодорожников.
— Уж очень часто менялись партнеры, — сетовал он. — Многие приходили в команду, чтобы обзавестись квартирой, и как только получали ее, резко сдавали в игре. Поэтому и атмосфера в команде была не самая лучшая, и дисциплина хромала. В 1968 г. мы после первого круга шли в чемпионате третьими, но с первых же матчей второго круга почувствовалось, что не всем эти медали нужны, участились нарушения режима, другие, как теперь говорят, негативные явления, и в результате «Локомотив» лишь замкнул первую десятку. Для меня же се-зон-68 получился едва ли не лучшим, играл с настроением, легко, об окончании карьеры даже не думал, хотя уже 30 лет стукнуло. Но весной 1969 г. вдруг — как отрезало, на поле не клеилось, все давалось через силу, а обузой для команды становиться не хотелось. И когда получил приглашение из обжитого ранее Кировограда, поехал доигрывать за «Звезду».
В «Локомотив» Петров вернулся уже тренером, восемь лет работал помощником Игоря Волчка, Виктора Марьенко, Александра Севидова, Владимира Радионова, тренировал дублеров, много и успешно занимался селекцией. Это с его легкой руки в «Локомотиве» появились Владимир Шевчук, Александр Аверьянов, Николай Калайчев, Владимир Муханов, Валерий Петраков, Валерий Самохин, другие известные футболисты. Еще шесть лет Борис Николаевич отдал школе «Локомотива».

ЭФФЕКТ МЕДНЫХ ТРУБ

В свои 23 года Руслан Пименов считался одним из старожилов «Локомотива». Пять сезонов в основном составе плюс один в дубле — солидный стаж. Соответственно и послужной список на зависть многим. Матчи Кубка кубков, Кубка УЕФА и Лиги чемпионов, два серебра, золото российской чеканки и голы... Их, правда, могло быть и больше, учитывая амплуа. Но тут у нападающего есть смягчающее обстоятельство: травмы, из-за которых он пропустил немало важных игр как в клубе, так и в сборной.
Вроде бы уже много событий произошло в жизни Руслана, а вспомнить что-то конкретное трудно. У каждого футболиста рано или поздно наступает звездный час. Был ли таковой у Пименова? Пожалуй, пока нет, хотя регалий у него хватает.
Кто-то возразит: а как же семь голов, побывавших стараниями Пименова в воротах «Гамбурга», «Фрайбурга» и «Боруссии» (Менхенг-ладбах) на одном из предсезонных сборов зимой 2000 г.? Но как знать, может, именно они-то и помешали талантливому игроку реализовать в «Локо» свой далеко не слабый потенциал.
Эти бомбардирские успехи в товарищеских матчах принесли Пименову популярность, о которой 19-летний воспитанник торпедовской школы в тот момент не мог и мечтать. А ведь давно известно: испытание медными трубами — самое трудное из трех известных испытаний. Особенно в столь нежном возрасте.
Сейчас уже можно сказать определенно: шумиха вокруг Пименова не пошла ему на пользу. Годы шли, а прогресса в действиях форварда «Локомотива» почти не наблюдалось. И постепенно из разряда молодых и перспективных он перешел в категорию «вечно подающих надежды» с обычным в таких случаях набором проблем: лишний вес, разногласия с главным тренером, травмы и т.д.
А ведь был у него великолепный шанс заявить о себе на последнем чемпионате мира, на который Пименов поехал в составе национальной сборной. Тогда ему было всего 20. Забей Руслан в Японии, ну не 7, а хотя бы пару-тройку голов, сейчас все наверняка было бы иначе. Но, к сожалению, ничем особенным 19-й номер российской команды на ЧМ-2002 не запомнился.
Это было началом конца его карьеры в «Локомотиве». На психологическую травму наложилась физическая: проблемы с коленом мучили Пименова весь 2003 г. В какой-то момент игрок был близок к тому, чтобы вообще закончить с футболом, но, к счастью, этого не произошло.
Тем не менее в чемпионате-2004 Пименов на поле появлялся редко, заканчивал его и вовсе в дубле, и в межсезонье был выставлен на трансфер. Покупатель нашелся быстро — и достаточно завидный: французский «Метц». Руслан уверен, что футбольная Европа о нем еще услышит. Что тут сказать, способности, безусловно, позволяют. К ним бы, как говорится, только руки приложить.

ПЕРВЫЙ КАПИТАН В НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ

Слова из песни: «Я по свету немало хаживал» как раз про Сергея Подпалого. Сейчас он признанный специалист, приводил «Гомель» к золотым медалям чемпионата Белоруссии, а в 1980 — 1990-е гг. сам был опорой тренеров, в 1991 — 1994 гг. — Юрия Семина в «Локомотиве».
В команду железнодорожников воспитанник киевской школы Подпалый пришел уже сложившимся футболистом, сыгравшим почти полсотни матчей в высшей лиге чемпионатов СССР за «Зенит» и «Шахтер». В «Локомотив» его приглашали в начале 1991 г., но перед этим с ним приключилась история, стоившая ему двухмесячного «простоя» в футболе. В Ленинграде Сергей уже получил ордер на квартиру, как вдруг тренер «Зенита» Юрий Морозов заявил:
— Как бы ты ни играл, в составе тебе места нет.
А в «Локомотиве» оно для незаурядного опорного полузащитника нашлось бы. Но перерыв в выступлениях лишил футболиста уверенности, он побоялся перейти в команду высшей лиги, вернулся в тюменский «Геолог».
— И только убедившись, что с игрой у меня все в порядке, решился отправиться в Москву, — рассказывал он.
Начинал он в «Локомотиве» в привычном амплуа центрального полузащитника и сразу пришелся ко двору.
Команда получила футболиста с отличным видением поля, умением предугадать направление атаки соперников, с отменным позиционным чутьем, хладнокровного, рассудительного, готового в любой ситуации подстраховать партнера. Подпалый быстро завоевал авторитет новых партнеров и уже на следующий год после прихода в команду был избран ее капитаном. В том же году образовалась сборная России, и ее первый тренер Павел Садырин включил в состав команды и Подпалого. Вообще 1992 г. оказался для него богатым на события. Правда, последнее оказалось, скорее всего, не из приятных. Из средней линии он был переквалифицирован в «чистильщики».
— В полузащите играть было интереснее, — признавался он. — Но когда заболел наш «либеро» Павел Нестеров, место свободного защитника оказалось вакантным, и тренеры остановили свой выбор на мне. Вроде бы пришелся ко двору, моя игра на этой позиции всех устроила. Стало не до личных амбиций, интересы команды превыше всего. С Юрием Семиным приятно было работать. Не только мне, но, чувствовал, и всем остальным. Атмосфера в команде была деловая, доброжелательная, коллектив сложился дружный.
Но когда Подпалому поступило приглашение в один из лучших израильских клубов «Маккаби» (Хайфа), Семину не удалось удержать его. Для команды это была безусловная потеря. В Израиле у футболиста не сложилось. Поколесил по городам и клубам он еще немало, но удачным может считать лишь сезон 1995 г., когда в составе московского «Динамо», где тоже стал капитаном, выиграл Кубок России.



« Предыдущий раздел
О (Обиора, Овчинников, Оганесян, Осипов)
К оглавлению Следующий раздел »
Р (Радионов, Разумовский, Ракитский, Рогов)

 

О проекте | В помощь новичку | Техподдержка | Обратная связь | Баннеры сайта | Реклама на сайте | Каталог ссылок
При использовании материалов ссылка на lokomotiv.info - обязательна