Закрыть
Вход
Забыли пароль?
Зарегистрироваться
Войти как пользователь:

Если вы зарегистрированы на одном из этих сайтов, или у вас есть учетная запись OpenID, вы можете войти на Lokomotiv.info, используя имеющийся аккаунт.

Если у вас уже есть профиль на Lokomotiv.info, вы можете “привязать” к нему по одному аккаунту с каждого из представленных сайтов. Выберите сайт и следуйте инструкциям.

Если вы зарегистрированы на других сайтах, авторизуйтесь по протоколу OpenID:

Войти по регистрации на Lokomotiv.info:
Забыли пароль?
Зарегистрироваться
  Блоги  | Гостевая | Люди | Библиотека | Прогнозы | Мозаика | Картинки | Подписка
ФК Локомотив | ХК Локомотив | Футбол | Фото-Видео-Аудио | Юмор | Остальное
 


Последние записи


Теги

Ты хочешь сделать lokomotiv.info лучше? Сделай!
Ты знаешь как сделать lokomotiv.info лучше? Расскажи нам!












 
Рейтинг: +8110 | Автор: serlok | Записей: 3914 | Участников: 281 | Правила | RSS

+1 35
+35
-1 0

«Овчинников давно готов быть главным тренером. Пора!» Паулу Барбоза — о Моуринью, спартаковцах и любви к нашей культуре



Паулу Барбоза — один из первых футбольных агентов Португалии. В молодости он девять лет учился в Воронеже, в тридцать собирался в Китай, но «Бенфике» из-за трансфера Сергея Юрана понадобился русскоязычный помощник. В итоге Барбоза занялся футболом и поработал со звездами в диапазоне от Жозе Моуринью до Александра Мостового. Так что ему есть что вспомнить и что рассказать.

ОВЧИННИКОВ, СЕМИН, «ДИНАМО»




— Сергей Овчинников, с вашей помощью попавший в «Бенфику», семь лет работал помощником тренера ЦСКА. Он готов стать главным?

— Я думаю, Овчинников уже давно готов. Сергей — лидер и очень умный человек, который хорошо понимает психологию игроков. У него есть все качества, чтобы стать хорошим тренером. Если честно, я даже удивлен, что он до сих пор не работает самостоятельно. Мало у кого в России такой огромный опыт. Сергей же работал не только со всеми лучшими тренерами России, но и с Грэмом Сунессом и Фернанду Сантушем в Португалии.

Сергей, пора!

— Как отнеслись к уходу Семина из «Локомотива»?

— Расставание с ним — нефутбольное решение. Оно связано не со спортом, а с борьбой за власть. Он добился с «Локо» огромных успехов, выполнял условия контракта и не продлить его — странно.

— Чем вас впечатляет Юрий Семин?

— Необыкновенный человек. Очень давно его знаю и вижу, что он продолжает учиться, много читает. В курсе всех тренерских трендов. Как только появляется книга какого-то сильного тренера, он тут же изучает ее, ищет что-то интересное для себя. Я видел, как он общается с другими тренерами — не только футбольными, но и по плаванию, баскетболу. Ему все интересно.

Семин — разноплановый специалист с очень широким кругозором. Не все знают, насколько он глубокий тренер и насколько в курсе всего происходящего в мире футбола.

— Приглашение Мануэла Фернандеша в «Краснодар» удивило?

— Нет. Мы долго ждали предложения от «Локомотива» — почти до последней минуты трансферного периода. Но не дождались, и пришлось договориться с «Краснодаром». Мануэл не сразу приспособился к новому клубу, испытывал физические проблемы и не играл так много, как хотел. Год для него получился не очень удачным — травм было больше, чем обычно. Сейчас он набрал форму в «Кайсериспоре», и думаю, что во второй части сезона покажет хорошую игру.

— Почему другой ваш клиент — автор первого гола в истории нового стадиона «Динамо» Мигел Кардозу — не закрепился в России?

— Мигел — хороший футболист. Сейчас он влиятельный игрок «Белененсеша», в декабре забил три мяча. А в России проблема была в том, что в «Динамо» нет стабильности. Возможно я ошибаюсь, но мне кажется, что там слишком часто меняется руководство клуба. Игрокам трудно утвердиться, когда так часто меняются тренеры. Нет преемственности, стабильности, и это сильно сказывается. Для успеха клуба нужно, чтобы структура работала пять-восемь лет подряд.

КУЛЬКОВ, ЮРАН, МАНИШЕ




— Чья идея — позвать в «Бенфику» Юрана с Кульковым?

— Тренер Свен-Йоран Эрикссон захотел сначала Сергея, а потом Василия. Дальше уже я предложил Мостового (у него не было профессионального контракта со «Спартаком», но мы джентльменски условились, что «Бенфика» заплатит миллион долларов — большие деньги по тем временам). Также обо всем договорились с защитником Ахриком Цвейбой, но, кажется, в киевском «Динамо» сменилось руководство, и переход сорвался.

— Каким запомнили Василия Кулькова?

— Он играл изящно и умно. Мог и дольше выступать в Португалии, но не захотел. Он и Юран — единственные игроки, которые становились чемпионами и с «Бенфикой», и с «Порту».

В 2003-м я пригласил его на роль помощника Бышовца в «Маритиму», и он работал очень удачно. Мы и потом дружили. Встречались, когда я прилетал в Москву.

За несколько месяцев до смерти Василий попросил две майки с его именем — от «Порту» и «Бенфики». Уже во время пандемии. Мы смогли отправить майки, и он их получил.

Когда его не стало, поклонники обеих команд писали о нем очень добрые слова. Обычно игроков, меняющих «Бенфику» на «Порту» или наоборот, не очень жалуют болельщики покинутого клуба, но пример Кулькова показал, что для оценки игрока есть и другие критерии.

— Правда, что в «Порту» Юрана с Кульковым позвали на похоронах хавбека этого клуба Руи Филипе?

— Не совсем. Они обновили контракт с «Бенфикой», но новый тренер не особо на них рассчитывал, и произошел конфликт. В тот момент Руи Филипе разбился в автокатастрофе, и Юран с Кульковым поехали на похороны игрока команды-соперника. В Португалии это не очень принято, поэтому все газеты написали про их поступок.

Но в «Порту» они перешли не из-за этого, а потому что ими заинтересовался Бобби Робсон, раньше тренировавший «Спортинг». Мы подружились с ним, навещая в больнице Сергея Щербакова, также попавшего в аварию. Однажды Робсон спросил меня про Кулькова с Юраном, а потом мы встретились с президентом «Порту» и обо всем договорились.

Тогда разгорелся огромный скандал. В Португалии не привыкли к тому, что игроки меняют один топ-клуб на другой.

— Для начала вы выкупили Юрана с Кульковым у «Бенфики». Как отыскали инвесторов?

— В России нашлись люди, дружившие с Кульковым и Мостовым, которые смогли выкупить экономические права на этих двоих и на Юрана. Эти любители футбола всегда старались остаться в тени и не стремились к публичности. Мы до сих пор дружим.

— Трансфер Овчинникова в «Порту» тоже вызвал скандал?

— Нет, потому что он переходил не напрямую из «Бенфики», а после года в «Алверке». А вот с Манише вышло сложнее. Я был его агентом и помню, что он отверг контрактное предложение «Бенфики». Манише хотел лучших условий, и когда «Порту» проявил к нему интерес, он отказался продлевать контракт. В итоге целый год фактически не играл. По-моему, даже тренировался отдельно от «Бенфики».

Потом вместе с Янкаускасом перешел в «Порту» и выиграл оба еврокубка. Но когда возвращался в Лиссабон (даже в составе сборной), болельщики «Бенфики» ему не особенно хлопали.

— Чем сейчас занят Манише?

— Пытался работать тренером, но первые попытки получились не очень удачными. Теперь он телекомментатор.

МОУРИНЬЮ, РУИ КОШТА, МИГЕЛ




— Когда познакомились с Моуринью?

— В начале девяностых, когда Жозе помогал Робсону в «Спортинге» и тоже бывал у Щербакова. Кстати, официально он как будто числился переводчиком, но на самом деле был вторым человеком в тренерском штабе. Когда Робсон заболел, именно Моуринью исполнял обязанности главного тренера.

Потом Жозе стал первым тренером, который подписал контракт со мной как агентом. Он мог прийти в «Бенфику» вместе с Робсоном, однако кандидат в президенты клуба, лоббировавший их приглашение, проиграл выборы, и назначение не состоялось. Но чуть позже, покинув «Барселону», Моуринью стал главным тренером «Бенфики» — правда, ненадолго.

— О другом талантливом тренере. В интервью Observador вы подчеркнули, что Сергей Юран — украинец, а не русский. Почему?

— Приехав в «Бенфику», Сергей сам любил называть себя украинцем. В то же время мы понимали, что и он, и Кульков — советские люди. Сергей вырос в русскоязычном Луганске, но говорил по-украински и соблюдал разные украинские традиции. В любом случае… Может, сейчас не принято так говорить, но для меня украинцы и русские — одна семья. Есть разница в лингвистическом плане, но это один народ.

— Как Юран с Кульковым взаимодействовали в «Бенфике» с будущими звездами Серии А — Паулу Соузой и Руи Коштой?

— Они дружили. Часто собирались одной компанией. Кульков с Юраном учили их правильно пить водку и русских словам — в основном жаргонным. Они хорошо друг друга понимали. Руй Кошта был совсем молодым и только что вернулся из аренды в маленьком клубе «Фафе».

— В том же интервью Observador вы вспоминали вопрос другого своего клиента Марку Канейры: «Что ты мне посоветуешь, чтобы начать читать?» Вы ответили: «Начинай с «Воспоминая моих грустных шлюх» Габриэля Гарсиа Маркеса».

— Да, он интересовался литературой и сейчас стал главным комментатором нашего центрального телевидения. Двадцать лет назад я поспособствовал его переходу в «Интер», после чего Марку поиграл не только в Италии, но и во Франции, Испании и Венгрии. О много всего заимствовал, что помогает ему в комментаторской работе.

— Как он перенес смерть восьмимесячной дочери?

— Было очень трудно. Ночью дочь обернулась простыней как-то так, что не смогла дышать. «Валенсия», за которую Марку играл, в полном составе приехала в Португалию на похороны. Это был очень сложный период в жизни Марку. Трудно было смириться с такой трагедией. Он долго мучился, чтобы преодолеть это. Ему помогло то, что он еще несколько раз стал отцом.

— Еще один ваш игрок Мигел мог сменить «Валенсию» на «Ювентус»?

— Не только. У него было большое предложение от мадридского «Реала». Но он был одним из лидеров «Валенсии» и предпочел остаться. Любил клуб, город, чувствовал свою важность и не хотел уезжать. Тогда все поняли, что ему важна не только финансовая сторона — это очень впечатлило болельщиков «Валенсии».

— Кто еще из ваших клиентов поражал бескорыстием?

— Таких немало. Сильвештре Варела мог перейти в «Челси», но сказал: «Пусть буду получать меньше, но останусь в «Порту».

АЛЕНИЧЕВ, ИЗМАЙЛОВ, МЕРТЕНС




— Как Аленичев попал в «Порту»?

— Выбирали между ним и Рожером из «Флуминенсе». Просмотрев обоих, тренер «Порту» Фернанду Сантуш понял, что Аленичев — большой игрок, который может здорово помочь «Порту». Так и получилось. А Рожера взяла «Бенфика».

Правда, через год Сантуша сменил Октавиу Машаду. Он обвинял Диму в том, что во время матчей «Порту» тот думал, как в это же время играет «Спартак» и даже спрашивал счет.

— Это нормально?

— По-моему, да — когда матчи пересекаются. Просто Октавио не очень любил Аленичева и нечасто его использовал. Зато с приходом Моуринью Дима заиграл прекрасно и стал очень популярен в команде.

— В России вы плотно сотрудничали с «Локомотивом». С чего все началось?

— Я пригласил первого бразильца в истории «Локо» — Жулио Сезара. С тех пор у меня были хорошие отношения с разными президентами этого клуба.

— Почему сорвался трансфер Дриса Мертенса в «Локомотив» из ПСВ?

— Мы обо всем договорились. Он даже контракт подписал. Оставался только медосмотр, но Дрис позвонил и сказал, что жена передумала и он не может приехать. Это было очень печально.

— Марат Измайлов после завершения карьеры поселился в Португалии?

— Насколько я знаю, Марат живет и в Москве, и в Дубае, и в Лиссабоне. Гражданин мира. Трудно сказать, где он конкретно.



— При вашем участии он несколько раз менял клубы. Самые сложные переговоры?

— Переход из «Локомотива» в «Спортинг» был непростым. Марат очень хотел уехать, но возникли разные проблемы. Слава богу, мы их преодолели, и он пришел в «Спортинг». Марат — большой талант, но мне казалось, что в «Локомотиве» он себя исчерпал, а в Лиссабоне снова заиграл хорошо.

— В 2015-м Марат на год прервал карьеру. Вы пытались вернуть его в футбол?

— Он умный игрок и слишком ответственно относился ко всему, что делал. Всегда был огромным профессионалом. Тогда в его жизни наступил период, который не позволял ему играть. Я отнесся к этому с уважением и не давил на него.

— Правда, что он даже ночевал в тренировочной центре «Спортинга»?

— Да, он так любил тренироваться, что, если бы мог, поселился бы там. Он же и в Краснодаре жил не в квартире, а в клубной академии.

— Как болельщики восприняли его переход из «Спортинга» в «Порту»?

— Между этими клубами нет такой вражды, как между «Спортингом» и «Бенфикой», которая даже сильнее, чем между «Бенфикой» и «Порту». Кстати, после «Спортинга» Марат был на грани перехода в «Бенфику», но там пришлось бы долго ждать, и тогда он выбрал «Порту».

— Кто-то из ваших клиентов менял один лиссабонский клуб на другой?

— Янник Джало. Талантливый форвард. После «Спортинга» с «Бенфикой» он играл в «Тулузе», США, «Мордовии» и Таиланде. В Саранске неплохо начал, должен был переходить в «Анжи», даже тренировался с ними, но что-то не получилось, и он вернулся в «Мордовию», что осложнило его отношения с саранским клубом. Будь его воля, он бы и дальше играл в России.

— Самые короткие переговоры в вашей жизни?

— По Ансальди, которым интересовалась «Бенфика». Я долго летел в Казань, встретился с Бердыевым, но он сразу ответил «нет», и переговоры закончились. Я полетел обратно. Бывает.

— Португалии по силам защитить титул чемпионов Европы?

— В сборной новое поколение (его называют пост-Роналду). Бруну, Феликс, Бернарду Силва, Жота, Диаш. Оно не менее талантливо, чем предыдущее, и может показать результат не хуже.

МИХАЛКОВ, ТАРКОВСКИЙ, ТОЛСТОЙ


— У вас русско-португальская семья. По каким традициям празднуете Новый год?

— Мы отмечаем два раза — Новый год и Старый Новый год. Смотрим старые советские фильмы. «С легким паром» моя дочка видела уже несколько раз. В последнее время предпочитаем Михалкова.

— Какой его фильм любимый?

— Самый интересный для меня — «Неоконченная пьеса для механического пианино».

Мне вообще нравится советская кинематография того периода. Люблю, например, «Восхождение» Ларисы Шепитько. Потрясающий и непростой фильм — оставляет сильное ощущение на всю жизнь. Еще бы выделил картину мужа Шепитько Элема Климова «Иди и смотри». Тоже тяжелый фильм, тоже о войне, но я считаю его одним из лучших.

Кстати, «Восхождение», как вы знаете, снято по повести «Сотников» Василя Быков. Но вряд ли вы в курсе, что я встречался с Быковым.

— Как это случилось?

— Моя подруга писала диссертацию по Быкову, и я поехал с ней в Минск. Там и и удалось поговорить с Василем. Уже после той встречи я посмотрел фильм Шепитько.

— Каким запомнился Андрей Тарковский?

— Мы встретились в Италии через общих знакомых. Я к тому моменту уже видел его «Андрея Рублева», «Иваново детство», «Сталкера» и «Ностальгию», так что нам было о чем поговорить. Он признавался, что планировал экранизировать «Идиота» Достоевского. Мы обсуждали Россию, ее проблемы, искусство. Мне тогда показалось, что Тарковский очень переживал из-за того, что был далеко от родины.

— Что вам сейчас близко из русской литературы?

— Я перечитываю Льва Толстого и дневники его жены Софьи Андреевны. Мне это очень интересно. К тому же с возрастом произведения воспринимаются по-новому. Вскоре планирую перечитать Тургенева.

— Откуда в вашем португальском детстве взялся интерес к русской литературе?

— Из-за холодной войны Россия воспринималась в Европе как враг, как нечто отрицательное. Что только усиливало интерес к вашей стране. В Португалии была диктатура, фашизм, и мне хотелось увидеть другую сторону мира.

Я проникся русской литературой и понял, что народ, давший миру Толстого, Достоевского, Булгакова и других, вряд ли такой плохой, как нам описывали. Многие европейцы подсознательно относятся к России с ненавистью, поэтому на родине мое решение учиться в Воронеже встретили с подозрением: почему там, а не в Америке или Франции?

К сожалению, деление мира на империю добра и империю зла сохраняется. Такой взгляд на мир сильно распространен и среди интеллигенции. Мне же хотелось узнать, как в реальности живут простые русские люди. В итоге я убедился в том, что добрых людей много везде — и в России, и в Европе, — и нельзя делить их по империям.

ЭЙСЕБИО, ШОЛОХОВ, КАВКАЗ




— Самый удивительный матч, который посетили в детстве?

— «Бенфика» — «Белененсеш» в 1970 году. Мой отец любил футбол, но ему важнее было привести меня на стадион — а сам он во время матча был увлечен чтением. В тот раз болельщики разозлись на судью, хлынули на поле, и игру остановили. Мой отец сказал: «Не переживайте. Матч продолжится». Сосед предложил: «Поспорим на деньги, что не продолжат?» Поспорили. Отец проиграл, и домой мы пошли пешком — не было денег на транспорт. В том матче, кстати, хорошо играл Эйсебио, с которым я вскоре познакомился.

— Как?

— Я играл за «Бенфику» в баскетбол — это был мой любимый спорт. В одиннадцать лет получил травму, попал в клинику «Бенфики» и встретил там Эйсебио. Задавал ему очень много вопросов, так что он надолго меня запомнил.

Для мировой знаменитости Эйсебио был поразительно скромен — как будто испытывал неловкость за то, что играл настолько гениально. Хорошо относился ко всем коллегам. Про кого ни спросишь — обо всех отзывался тепло. Также Эйсебио сказал мне, что даже в период португальской диктатуры дружил семьями с Яшиным.

— Как складывалась ваша баскетбольная карьера?

— С детства до восемнадцати лет я играл на хорошем уровне, но сделал выбор в пользу учебы в СССР. Разумеется, без разрешения родителей. Я и в Москву полетел без чемодана, чтоб дома никто ничего не заподозрил.

Провел в столице два-три дня и на поезде приехал в Воронеж (попал туда по распределению). Началась новая любопытная жизнь. В университете я продолжал играть в баскетбол (победа над США в 1972-м дала ему большой импульс в Союзе), но со временем переключился на футбол.



— На что тратили стипендию?

— Меня обеспечивали жильем (в общежитии) и питанием, так что в основном на книги. Покупал собрания сочинений Толстого, Горького, других русских и советских писателей. Сначала я получал девяносто рублей, а потом за хорошие оценки добавили еще пять.

— Кого из наших писателей было труднее всего понять?

— Например, Шолохова. Я пытался читать «Донские рассказы», но там особый диалект. Не все слова знали даже мои русские друзья. Но позже я все же прочел до конца «Тихий Дон».

Кстати, у Шукшина тоже очень своеобразный язык. Это не Толстой и не Достоевский, но безусловно большой писатель. Годы спустя я открыл для себя и кинематограф Шукшина — там тоже много интересного.

— Самый яркий эпизод из университетских футбольный матчей?

— Помню финал — португалоязычные (из Анголы, Гвинеи-Бисау, Мозамбика) против наших друзей из Конго. Основное время закончилось вничью. Началась серия пенальти. Женщины из Конго стали за воротами исполнять какие-то ритуальные танцы, и нас это так впечатлило, что мы не могли нормально пробить. Но в итоге все равно победили.

— Ходили у нас на футбол?

— А как же — каждое посещение воронежского стадиона становилось праздником. Мы всегда ходили большой компанией и веселились не только во время, но и до, и после матчей. Правда, все мои друзья болели за «Спартак», а я за «Факел». До сих пор помню, как в 1980 году «Факел» разгромил в Кубке «Спартак», за который тогда играл Черенков. Я им восхищался — как и Блохиным с Кипиани.

Кстати, я был и в «Лужниках» весной 1983-го, когда Черенков с Блохиным забили Португалии, и СССР победил 5:0. На следующий день в университете меня встретили аплодисментами. Правда, в ответной игре Португалия победила и в отличие от Советского Союза вышла на Евро. Тогда уже реакция в университете была другая.



— Как вас занесло на Кавказ?

— У меня появились друзья в том числе и оттуда. Приглашали — и я ехал. В Чечню, Ингушетию, Грузию, Армению. Правда, иностранцу было не так просто въезжать в другие республики, поэтому я должен был выглядеть как советский человек. Для этого я одевался соответствующе, поменьше говорил, и меня везде принимали за своего — как какого-то Петровича из Воронежа.

— И никаких проблем?

— Наверно, мне повезло, но во всех республиках ко мне относились очень гостеприимно. Разве что в Прибалтике чувствовался холод в отношении. Люди там не очень любили, когда к ним обращались по-русски.

— Как развлекались в Воронеже?

— Играли, танцевали, пели. Я веселился, даже когда отправляли на картошку — особенно если на улице было тепло: столько новых впечатлений и знакомств! В университете у меня появились друзья из Африки, Латинской Америки, Европы. Любой праздник был для нас поводом собраться.

Мы отмечали все дни рождения, все советские праздники, дни независимости всех стран, представленных в университете. Были все возможности для глубокого общения. Честно говоря, мы так веселились, что иногда отвлекались от учебы. Удивляюсь, когда Воронеж называют депрессивным городом.

Денис Романцов


Нравится







 Источник: https://matchtv.ru/football/matchtvnews_NI1303194_Ovchinnikov_davno_gotov_byt_glavnym_trenerom_Pora_Paulu_Barboza__o_Mourinju_spartakovcah_i_lubvi_k_nashej_kulture


 Комментарии: 4    wellaut   Опубликовано 27.01.2021 15:16   Просмотров 1062    В закладки    URL     Печать  





Комментарии

NJL   27.01.2021 16:38    
Овчинников физручелло, каких поискать ещё нужно. У него Гасперини плохой тренер, потому что Аталанта не на первом месте в Серии А.

Дед Николай   27.01.2021 16:57    
Под Гасперини уже кресло зашаталось, когда узнали, что Великий Тренер Овчинников освободился. С его талантищем в Локомотиве тесно будет. Только Европа, только гранды.

JokerShutnik   27.01.2021 17:03    
Ладно бы он просто так думал. Так нет! У него хватило ума еще об этом вслух сказать :facepalm:

user83386   27.01.2021 17:49    
Что конкретно хочет сам Овчинников не известно.Главным ему конечно быть по силам и я думаю что ему будут предложения от клубов ФНЛ и ПФЛ, а может и из нижней части РПЛ. Или Сергей Иванович думает сразу Челси возглавить? Так не бывает,уж больно долго он был на вторых ролях в ЦСКА.

 

О проекте | В помощь новичку | Техподдержка | Обратная связь | Баннеры сайта | Реклама на сайте | Каталог ссылок
При использовании материалов ссылка на lokomotiv.info - обязательна