Закрыть
Вход
Забыли пароль?
Зарегистрироваться
Войти как пользователь:

Если вы зарегистрированы на одном из этих сайтов, или у вас есть учетная запись OpenID, вы можете войти на Lokomotiv.info, используя имеющийся аккаунт.

Если у вас уже есть профиль на Lokomotiv.info, вы можете “привязать” к нему по одному аккаунту с каждого из представленных сайтов. Выберите сайт и следуйте инструкциям.

Если вы зарегистрированы на других сайтах, авторизуйтесь по протоколу OpenID:

Войти по регистрации на Lokomotiv.info:
Забыли пароль?
Зарегистрироваться
  Блоги   | Гостевая | Люди | Библиотека | Прогнозы | Мозаика | Картинки | Подписка
 
Библиотека




 

Публицистический сборник "Локомотиву - 50"

Машинист в голубой косынке



МАШИНИСТ В ГОЛУБОЙ КОСЫНКЕ

И были все они молоды и прекрасны, как молодо и прекрасно было объединявшее их всех, теперь уже легендарное Время...

Время. Как стремительно мчится оно вперед! Елена хорошо помнила тот день, когда впервые вдруг ощутила его бег. Ей тогда в первый раз доверили вести паровоз. Она взялась за реверс, и, повинуясь ее воле, огромная машина, тяжело и покорно вздохнув, как обузданный конь, медленно тронулась с места. И поплыл навстречу прозрачный весенний лес. Все чаще стучали на стыках колеса. Все свежее и резче становился ветер, бьющий в лицо, срывая с волос голубую, как апрельское небо, косынку. Вот тогда и показалось Лене, что это не она, а само время стремительно и неодолимо мчится вперед, увлекая ее за собой...

Разбудил ее звонок в дверь.

"Кто бы это мог быть так рано?" - удивилась Елена Мироновна, открывая.

Худенькая девчушка в короткой мохнатой шубке протянула ей пачку поздравительных телеграмм.

- Все ваши, - стараясь казаться солидной, сказала она. - И все срочные.

Деловито пересчитав бланки, девушка неторопливо сложила в маленькую сумочку квитанции и ручку. Уже у самого лифта, не удержавшись, спросила:

- А вы учительница, да?

- Нет, улыбнулась Елена Мироновна. - Я машинист.

- Машинист?! - Тоненькие брови взлетели вверх, описав изящную дугу над расширившимися от изумления глазами. - А разве бывают машинисты-женщины?

- Как видишь, бывают, - рассмеялась Елена Мироновна.

Вернувшись в комнату, она неторопливо достала очки, внимательно рассмотрела обратные адреса. Гомель. Можно сказать, ее вторая родина. Чита, Хабаровск, Волгоград - там она была как член Центрального штаба Всесоюзного похода молодежи по местам революционной, боевой и трудовой славы. Минск - там она зачислена в студенческий строительный отряд политехнического института. Киев - от старшего брата. Снова Гомель. Винница. Брест... Поздравляем... Приглашаем... Помним... Ждем...

Оставив красочный ворох на письменном столе, она подошла к окну, приоткрыла дверь, ведущую на балкон. Упругая струя морозного воздуха развеяла остатки недосмотренного сна. Мышцы привычно напряглись, готовясь к утренней зарядке.

Где бы Елена Мироновна ни была, как бы себя ни чувствовала, как бы в дальнейшем ни складывался ее день, начинался он всегда одинаково - с неизменной зарядки. Так повелось с юности, когда Лена, как и сотни ее сверстников, мечтала о небе, о море. И потому училась быстро бегать, высоко и далеко прыгать, стрелять и оказывать первую помощь. Крепкая, ладная, с хорошей крестьянской закваской, она в физической закалке не уступала парням-одногодкам, гордясь врученными ей спортивными значками ГТО и "Ворошиловский стрелок".

Она никогда не мечтала стать большой спортсменкой, но спортом занималась всю свою жизнь. В свободное время, когда ее подружки спешили на танцы или в кино, Лена отправлялась на стадион, где занималась сама или болела за других. Зимой вставала на лыжи, летом все выходные дни проводила на речке, побеждая в заплывах парней, которые считали ее себе равной и, может быть, потому называли по-свойски Лёнькой...

Оживленно шумела старая московская улица, начинался обычный рабочий день. Из-за угла показалась колонна юных физкультурников. Лихо выстукивали ритм барабанщики. Ох, знали бы эти ребята, какую песню выстукивают!

...Наш паровоз, вперед лети!
В Коммуне - остановка.
Иного нет у нас пути,
В руках у нас винтовка!..


...Родилась она в бедной крестьянской семье в украинском селе под Уманью. Произошло это на второй день после того, как пала в России власть царской династии Романовых.

- Быть нашей младшенькой самой счастливой, - сказал тогда отец, принимая дочь. - В прекрасное время она родилась и потому пусть зовется Еленой...

А время было действительно прекрасным. Сложным, трудным, голодным, но удивительным! Как и рожденное в огне революций и гражданской войны, крепнувшее с каждым годом, несмотря на интервенцию, разруху и голод, государство.

Каким счастливым было ее поколение! Как жадно и радостно овладевало оно новыми знаниями, осваивало новую технику, рождало новый образ жизни! Как гордилось тем, что оно было первым! А в те годы все было первым. Первые пятилетки. Первые электростанции и первые самолеты. Первые тракторы и первые женщины-трактористки. О, как завидовала Лёнька Паше Ангелиной! Как хотелось ей тоже быть обязательно первой!.. И потому, когда был объявлен набор девушек на курсы железнодорожных машинистов, она подала заявление не задумываясь.

Нелегкой была эта работа. Чтобы научиться водить тяжелый локомотив, требовались крепкое здоровье и поистине мужская сила. Вот где выручил Елену спорт! Спорт, укрепивший не только ее тело, но и закаливший характер. Ныли от непомерной усталости мышцы, но Лена подставляла ветру свое разгоряченное лицо и улыбалась. Улыбалась дороге, летящей навстречу, улыбалась людям, собиравшимся на станциях, чтобы посмотреть на девушку-машиниста, улыбалась, завидев в кабине положенные кем-то цветы.

А в Европе становилось все тревожнее. И не было уже надежды на мир... Впервые Елена Чухнюк встретилась с врагом в Гомеле. Она стояла в кабине уже готового к отправке поезда, когда над городом появились первые вражеские бомбардировщики.

Бомбы со страшным свистом падали одна за другой. Прижимались к земле, пытаясь укрыться от беды своими тюками и котомками, собравшиеся эвакуироваться жители. Рушились здания, взлетали вверх шпалы, рельсы. И Лену поразило, как четко и быстро среди этого ужаса и грохота работали железнодорожники. Они отцепляли горящие вагоны, вновь соединяя составы, расчищали пути, переводили стрелки.

Увидев для себя зеленый свет, Елена уверенно потянула реверс. И буквально по дымящимся шпалам двинулась вперед, уводя в тыл тяжелый грузовой состав.

Так начала отсчитывать огненные версты ее война. Ее Великая Отечественная...

На одном из полустанков под Орлом дежурный показал сигнал, что путь впереди закрыт - немецкие танковые части прорвали оборону и перерезали железнодорожные пути. Оказаться во вражеском тылу с исправным паровозом и нагруженными вагонами?! Нет, этого Елена не могла допустить. И, набрав максимальную скорость, она на полном ходу провела свой состав под самым носом самоуверенных фашистских танкистов.

Немецкие летчики охотились за советскими эшелонами. Бомбили и расстреливали в упор даже поезда с красными крестами на крышах вагонов. На открытых степных просторах железнодорожный состав был хорошей мишенью. А налеты были, особенно под Сталинградом, по восемь-десять раз в день.

Свое боевое крещение Чухнюк получила еще во время финской войны, будучи помощником машиниста. Именно тогда и пришлось ей пройти военную подготовку.

"Самое неприятное, когда тебя пытаются разбомбить, а тебе укрыться негде. И тут главное - не терять самообладания, - учил ее старый машинист, предчувствуя новые испытания. - Нельзя только стоять на месте. Маневрируй! В движущийся состав попасть намного сложнее..."

Как пригодились Елене эти советы! Сколько раз удавалось ей искусными маневрами уходить от фашистских стервятников! Завидев самолеты врага, она то увеличивала скорость, то резко сбрасывала ее, спасая состав от ложившихся то сзади, то спереди бомб. И не было страха. Были интуиция и точный расчет. Она, как и тысячи железнодорожников в годы войны, не думала о собственном героизме. Она работала. Потому что знала: чем тяжелее бои, тем больше нужно подвезти снарядов, солдат и орудий. И она вела свои поезда сквозь грохот взрывов и бушующее пламя, по собранным буквально из кусочков и вновь настланным рельсам, по свежей насыпи железнодорожного полотна с вырастающими на глазах после каждой бомбежки холмиками братских могил. Погибших путейцев в те дни хоронили тут же, у насыпи.

Какой непривычной, неестественной после сталинградских боев показалась ей таежная тишина, когда ее бригаду командировали на перевозку воркутинского угля. Это была вторая военная зима. Мороз под Воркутой доходил до пятидесяти градусов. На станциях при долгой стоянке паровозные колеса намертво схватывались с рельсами, в буксах замерзала смазка, и тяжелый локомотив не мог порой тронуться с места.

А стране очень нужен был уголь! Подмосковный угольный бассейн был разрушен, Донбасс оккупирован. И паровозные бригады не сходили на землю по двенадцать-четырнадцать часов. От разницы температур - лицо под ледяным ветром, за спиной раскаленная топка - ломило все тело. По новой, только что проложенной, местами еще с временными опорами дороге поезд едва тащился. И всю дорогу от полустанка к полустанку провожал суровый и требовательный взгляд красноармейца с плаката: "А что ты сделал для фронта?!".

И тут вновь пришли на помощь отчаянность молодости, опыт и выработанный спортом трезвый расчет. Рассчитав профиль дороги и количество необходимого топлива, Елена в один из дней вызвала по селектору диспетчера:

- Обеспечьте зеленую улицу. Вместо трех суток проведу состав за тринадцать часов.

Ответом было долгое молчание, а потом зеленый свет на всем пути.

На конечную станцию Чухнюк прибыла через одиннадцать часов, положив начало скоростному движению на Северо-Печорской дороге.

А потом снова был фронт. Теперь уже Орловско-Курская дуга. О тех ее рейсах расскажет через много лет в своей книге "Танкисты в боях за Орел" полковник Д. П. Еськов.

А ей запомнился всего один.

...Под Прохоровкой уже шло колоссальное танковое сражение. Елена вела к линии фронта состав с новенькими, еще хранившими заводской запах машинами.

Она удивилась, когда перед отправкой в кабине встал рядом с ней майор. Сурово сказал: "Опаздывать не имеем права. Может быть, судьба боя в наших руках!" - и посмотрел на часы. Елена молча взялась за реверс.

Налетали вражеские бомбардировщики. Привычно маневрируя, она уводила состав от бомб. После прямых попаданий вместе с путейцами и молоденькими танкистами отцепляла горящие платформы, укладывала новые рельсы.

К месту назначения они прибыли на двадцать минут раньше назначенного срока. Тяжелые танки прямо с платформ уходили в бой.

Прощаясь, крепко обнял ее майор:

- А я ведь сторожил тебя всю дорогу. Боялся, что сбежишь...

- Под Сталинградом и не такое было, - устало улыбнулась в ответ Елена...

В конце ноября 1943 г. Елена вернулась наконец в освобожденный советскими войсками Гомель. В ту памятную для нее ночь она поздно вернулась из очередного рейса. Аккуратно подвела к платформе приведенный с фронта санитарный эшелон. И тотчас же возле кабины выросла фигура дежурного по станции.

- Чухнюк? К телефону. Срочно!

Сквозь гул и треск Елена с трудом узнала голос начальника колонны Николая Павловича Ломовцева:

- Леночка, поздравляю! Только что сообщили - тебе присвоено звание Героя! Слушай утром радио...

А наутро передали Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении 127 железнодорожникам звания Героя Социалистического Труда. Среди награжденных были три женщины: ленинградская стрелочница Александрова, кировская работница Жаркова и она - машинист четвертой паровозной колонны особого резерва Государственного комитета обороны Елена Мироновна Чухнюк.

...Сейчас, когда ее приглашают на многочисленные встречи и просят поделиться воспоминаниями о военном времени, Елена Мироновна каждый раз испытывает мучительное недоумение. О чем рассказать? Что выбрать из событий тех трех лет, какие случаи вспомнить?..

Ей нравится нынешняя молодежь. Нравится своей любознательностью, эрудицией. Но с годами все больше тревожит одно наблюдение - выгодно отличаясь от ребят ее детства в духовном развитии, не отстают ли сегодняшние мальчишки и девчонки от них в физическом? Многие ли из них умеют стрелять, хорошо бегать, прыгать с парашютом, плавать и нырять? И не подменяется ли порой интерес к спорту увлечением его чисто внешними атрибутами? Яркие куртки, модные шапочки, фирменные кроссовки - к сожалению, этим и ограничиваются порой все спортивные наклонности некоторых ребят. А ее поколение бегало с утра до вечера босиком, купалось в реках и прудах с ранней весны до поздней осени. С первыми солнечными лучами сбрасывало после зимы теплые пальтишки и шапки. Может, оттого сильными и здоровыми росли? В армию парни шли как на праздник, потому что солдатская служба была для каждого из них школой мужания. А отслужив, возвращались уже не прежними мальчишками, а настоящими мужчинами, готовыми взять на себя ответственность за судьбу страны, родителей, любимой.

Юность всегда стремится к чему-то особенному, жаждет приключений и подвигов. Но ведь приключения и подвиги невозможны без элементарной спортивной подготовки! Ведь именно хорошая физическая закалка помогла ее поколению пережить тяжкие годы войны, восстановить разрушенное врагом! Стране всегда нужны были умные головы. Точно так же, как и крепкие, надежные руки. А спорт ведь не только укрепляет мышцы - он в первую очередь закаляет характер.

Галина Путинцева




« Предыдущий раздел
В БОЯХ ЗА РОДИНУ. С чего начинается подвиг
К оглавлению Следующий раздел »
Палитра воина и спортсмена

 

О проекте | В помощь новичку | Техподдержка | Обратная связь | Баннеры сайта | Реклама на сайте | Каталог ссылок
При использовании материалов ссылка на lokomotiv.info - обязательна