Закрыть
Вход
Забыли пароль?
Зарегистрироваться
Войти как пользователь:

Если вы зарегистрированы на одном из этих сайтов, или у вас есть учетная запись OpenID, вы можете войти на Lokomotiv.info, используя имеющийся аккаунт.

Если у вас уже есть профиль на Lokomotiv.info, вы можете “привязать” к нему по одному аккаунту с каждого из представленных сайтов. Выберите сайт и следуйте инструкциям.

Если вы зарегистрированы на других сайтах, авторизуйтесь по протоколу OpenID:

Войти по регистрации на Lokomotiv.info:
Забыли пароль?
Зарегистрироваться
  Блоги  | Гостевая | Люди | Библиотека | Прогнозы | Мозаика | Картинки | Подписка
ФК Локомотив | ХК Локомотив | Футбол | Фото-Видео-Аудио | Юмор | Остальное
 


Последние записи


Теги

Ты знаешь как сделать lokomotiv.info лучше? Расскажи нам!
Ты хочешь сделать lokomotiv.info лучше? Сделай!












 
Рейтинг: +368 | Автор: Gerasem | Записей: 32 | Участников: 17 | Правила | RSS

+1 90
+90
-1 0

Памяти машиниста депо Измайлово – армейца и железнодорожника


20 июля 1925-го года родился футболист с непростой линией судьбы, c крутыми армейско-железнодорожными зигзагами. Он не был на первых ролях в советском футболе, не снискал себе широкой славы среди болельщиков, но в преддверии дерби между ЦСКА и «Локомотивом» самое время вспомнить об этом человеке.

В конце 40-х и начале 50-х он сыграл за легендарнейшую «команду лейтенантов» (ЦДКА) 37 матчей на позиции левого защитника и дважды, в 1950 и 1951, стал в её составе чемпионом страны. После поражения на Олимпиаде-1952, когда армейскую команду расформировали, вместе с тренером Борисом Аркадьевым перешел в московский «Локомотив», где за три года сыграл более полсотни матчей, а затем, по завершении карьеры, тридцать с лишним лет проработал машинистом метрополитена. Он вписал своё имя в летопись обеих московских команд. Андрей Селивёрстович Крушенок.





Выдержка из его интервью (Денис Романцов, 09.05.2014 г.):

— Родился на Украине, в Кривом Роге, но детство провел в Тульской области. Там во дворе и стал футболом заниматься. Период был такой, что все в футбол стремились – ну и я, думаю, попробую.

— А почему из Украины уехали?
— Тогда многие переезжали, на Украине-то не было особо рабочих мест. Кто куда мог пристроиться, туда и уезжали. Стали искать, где можно заработать, где можно жить. Рос я в плохих условиях. Тогда разве хорошие были? В тридцатые-то годы – одних выселяли, других увольняли, третьих вешали, четвертых стреляли.

— Как вы попали на войну?
— Я попал в 1943-м. И до конца. Служил в пехоте, в дивизионной разведроте. Начал здесь – и дошел до Германии. В самом берлинском сражении наше подразделение не участвовало. Мы там были, но не участвовали. Только охраняли, чтоб с тыла наших не били. Мы брали живых немцев и провожали в свое подразделение. Раненых пытались спасать. Это не так просто было.

В ночь с 24.04 с/г на 25.04.45 участвуя в развед. операции в районе северной окраины дер. Оберпауловец с задачей захватить пленного тов. Крушенок проявил храбрость.<br>Будучи в захват. группе он одним из первых подполз ко вражеской обороне, по сигналу старшего группы ворвался в траншею с левой стороны блиндажа, уничтожил ручной пулемет противника вместе с прислугой, схватил выбежавшего из блиндажа гитлеровца. В это время был тяжело ранен старший захват. группы. Тов. Крушенок передал пленного другим, а сам вместе с кр-цем Буториным остался выносить раненого с поля боя, по очереди прикрывая вынос раненого огнем из автоматов. Поставленная задача была выполнена. Достоин награждения орденом Славы III степени.

В ночь с 24.04 с/г на 25.04.45 участвуя в развед. операции в районе северной окраины дер. Оберпауловец с задачей захватить пленного тов. Крушенок проявил храбрость.
Будучи в захват. группе он одним из первых подполз ко вражеской обороне, по сигналу старшего группы ворвался в траншею с левой стороны блиндажа, уничтожил ручной пулемет противника вместе с прислугой, схватил выбежавшего из блиндажа гитлеровца. В это время был тяжело ранен старший захват. группы. Тов. Крушенок передал пленного другим, а сам вместе с кр-цем Буториным остался выносить раненого с поля боя, по очереди прикрывая вынос раненого огнем из автоматов. Поставленная задача была выполнена. Достоин награждения орденом Славы III степени.


— В ЦДКА вы из Германии приехали?
— Да. После взятия Берлина больше половины нашей роты осталось в Германии. Уходить оттуда было нельзя. Всякое могло произойти – и провокации разные, да и американцы побольше хотели захватить. Юра Нырков собрал из нас команду Оккупационных войск. Там еще Витя Чанов играл, Толя Родионов – все будущие игроки ЦДКА. Формы никакой не было – бегали в гимнастерках, сапогах. И вот однажды к нам приехала команда ЦДКА – и военных повеселить, и усиление себе присмотреть. Сначала забрали Ныркова с Чановым, потом меня. Пришло уведомление – откомандировать в Центральный дом Красной армии, на Площадь коммуны. И весь разговор. Поехал я в Москву на поезде. Сообщение было хорошее – домчал быстро.

— И как вас встретили в ЦДКА?
— Приняли как новенького. Познакомились и начали тренироваться. Поселили меня в гостинице на площади Коммуны. Там тогда вся команда жила – квартир еще ни у кого не было. Селились – по два человека в номере. Я жил с Мишей Родиным, молодым полузащитником. Перед сезоном 1949 года травмировались два главных защитника – Кочетков и Нырков. Потом еще Чистохвалов вылетел – вся чемпионская оборона!
Наш тренер Борис Андреевич Аркадьев уговорил вернуться на поле 40-летнего Константина Лясковского, а тот с ЦДКА чемпионат Москвы еще в начале тридцатых выигрывал. А налево поставил меня – я к тому моменту всего полгода был в команде. Первую игру я провел на «Динамо» против сталинградского «Торпедо» – с Лясковским и Башашкиным, который раньше играл в полузащите.



– Борис Андреевич был художником. С братом, известным фехтовальщиком, учился в Художественной академии. Когда прилетели с «Локомотивом» в Индонезию на товарищеские матчи, мы блуждали по рынкам, покупали одежду и сувениры, а Аркадьев набирал кисти, краски и в свободное время занимался рисованием.

1955 г. По окончании сезона «Локомотив» совершил турне по Юго-Восточной Азии.

1955 г. По окончании сезона «Локомотив» совершил турне по Юго-Восточной Азии.


Вообще, куда бы мы ни приехали, он старался отвести нас в музей – показывал знаменитые картины, рассказывал историю их появления.
Очень воспитанный, начитанный, культурный. На ты никогда не обращался. Плохих слов никогда не скажет. Как бы ты ни сыграл, никогда не оскорблял, спокойно втолковывал – что ты выполнил, что нет. Всегда на вы. Если хоть одно матерное слово проскочит, осекался и говорил, что это цитата из Александра Блока. Если долго куда-то на поезде добирались, устраивал нам тренировки прямо во время пути. Как только долгая остановка где-то, выгоняет нас на пробежку по шпалам. А если остановок нет, его помощник Горохов давал указание бегать прямо по вагону.



— Одна из отлучек Аркадьева в сборную обернулась поражением от Югославии и расформированием ЦДСА. Вы запомнили тот день, когда команды не стало?
— Приехали военные на базу (мы тогда на Ленинских горах тренировались), объявили, что ближайшая игра отменена, а нашу команду снимают с чемпионата и разгоняют. Я поверить не мог: такая величина – и вдруг раз и нет никого. В олимпийской сборной из ЦДСА было только пять человек, причем Никаноров даже на поле не выходил. Перед Олимпиадой сборная провела несколько матчей под именем ЦДСА – это нас и сгубило. Мы поперек «Динамо» становились, были их главным соперником – потому и разогнали нас. Олимпийцев лишили званий; несколько месяцев сидели без зарплаты – переходить в другие команды разрешили не сразу. Аркадьеву больше всех досталось – не только работы и званий лишили, но и книги его запретили.

Надо было куда-то переходить. Меня сначала в ВВС определили, но тех почти сразу тоже расформировали. Министр железных дорог добился того, чтоб Аркадьеву разрешили работать. Тогда Борис Андреевич принял «Локомотив» и позвал к себе несколько человек из ЦДСА – меня, Порхунова, Родина, Мухортова. «Локомотив» в то время был середнячком, не особо запоминающимся, но с Аркадьевым дела пошли лучше.

«Локомотив» образца 1954 года. Андрей Селивёрстович Крушенок четвёртый справа.

«Локомотив» образца 1954 года. Андрей Селивёрстович Крушенок четвёртый справа.


В «Локомотиве» мы с Аркадьевым первые в советском футболе расстановку с либеро освоили – еще до Эленио Эрреры. Я как обычно слева был, а чистильщиком работал Иван Моргунов.

«Локомотив» в 1955. Андрей Селивёрстович Крушенок третий справа.

«Локомотив» в 1955. Андрей Селивёрстович Крушенок третий справа.


Три года я за «Локомотив» отыграл, а на четвертый они кубок взяли. Я перестал играть в тридцать лет и ушел в депо Измайлово. Работать машинистом метро.

— Почему тренером не стали?
— А тренером не так просто было устроиться. Желающих из бывших игроков хватало и без меня – а таких тренерских штабов, как сейчас, не было. В основном – главный тренер и один помощник. Решил, что лучше в депо Измайлово деньги заработаю. Зарплата там была хорошая. С тем, что «Локомотив» – железнодорожная команда, это никак не связано. Просто сам решил работать машинистом и пошел в метро устраиваться.

— Долго там проработали?
— До пенсии. Я был машинистом первого класса, ведущим машинистом. На меня там равнялись. Писали обо мне. Даже и сейчас вспоминают. А с футболом давно связь потерял – ходил когда-то на «Локомотив» и ЦСКА, но перестал. Времени не было.

* * *

Несколько лет тому назад я смог раздобыть номер телефона семьи Крушенка, чтобы поподробнее расспросить его о годах, проведённых в железнодорожном клубе, а также поинтересоваться профессиональной карьерой в структуре министерства путей и сообщения, но… В трубке раздался грустный и уставший женский голос, известивший меня о том, что Андрея Селивёрстовича больше с нами нет… Самое примечательное, что за этим последовал вопрос о том, почему с ним раньше не хотели пообщаться, и почему он, будучи заслуженным работником железнодорожного транспорта, остался без внимания со стороны многих поколений локомотивцев. Мне ничего не оставалось, как извиниться…

Не так давно ушёл из жизни другой ветеран и одноклубник Андрея Селивёрстовича по «Локомотиву» начала 50-х гг. — Ивашков В. М. Из той команды здравствует только Виктор Николаевич Разумовский. Спросив его о Крушенке, в ответ услышал ёмкое:

— Да все мы были нормальными ребятами. Любили футбол. А как закончили, кому мы стали нужны…

«Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушие». А. С. Пушкин.


Нравится









 Комментарии: 2    Nomuseum   Опубликовано 20.07.2017 19:22   Просмотров 2717    В закладки    URL     Печать  





Комментарии

Lokogreen   20.07.2017 20:33    
Нужно увековечить память того поколения, вполне можно рядом с памятником воинам-железнодорожникам, чуть правее Аллеи Славы, по пути к Западной трибуне, обустроить что-то типа "Памятной Стены", там вполне место позволяет. Конечно, есть музей, но на такой "Стене" можно будет ознакомиться с героями прошлых лет нашей команды тем, кто пришёл на матч, перед самой игрой, пусть болельщики других команд посмотрят на нашу славную историю! Только эта "Стена" должна быть не временная, не из картона и пластика, а капитальная! На годы, на десятилетия!

IVK   20.07.2017 21:37    
Уважаемый, Евгений, читая Ваши статьи по истории ЛОКО, так и хочется сказать словами Александра Сергеевича: "О, сколько нам открытий чудных Готовят просвещенья дух," (с). Наше просвещение в ваших руках. Спасибо.

 

О проекте | В помощь новичку | Техподдержка | Обратная связь | Баннеры сайта | Реклама на сайте | Каталог ссылок
При использовании материалов ссылка на lokomotiv.info - обязательна